Сайт о соотечественниках и для соотечественников

"Тот южный сон, закончившийся с детством..."

Портал "Окно в Россию" в рамках сотрудничества с международным творческим ресурсом соотечественников "Подлинник" представляет еженедельную подборку поэтических и и отрывков из прозаических произведений авторов ресурса

Нина Орлова-Маркграф, Россия, г. Железнодорожный

Поэт, переводчик. Член Союза писателей России. Автор поэтических сборников «Царь-сердце», «Утешение». Лауреат премии имени святого благоверного князя Александра Невского. Лауреат премии имени Сергея Нилуса.

В роще прощальной

В небе – воздушные белые храмы,
В небе – лазурные чистые звоны,
А на земле – золотые березы,
Алые клены, алые клены...

В роще прощальной, в дали хрустальной
Осени голос вовсе не страшен-
Он чуть звенящий, он чуть печальный,
Гроздью рябины волос украшен.

Хочется слушать, хочется плакать:
Что-то родное она отпевает...
И для чего это яркое платье,
Серьги и бусы она надевает?

На рукаве ее – клин журавлиный,
А на другом – лебединая стая,
Кормит оленя веткой калины,
Глянет на небо – и засияет.

В небе – воздушные белые храмы,
В небе – лазурные чистые звоны...

Прошение

Сегодня день как изумруд лучится,
густою зеленью играет и сочится!
И сокрушенно, трепетно, тревожно
на небо глядя, я прошу: «А можно
я тут еще немного погощу,
пока детей ращу...»

Другие произведения автора, а также биография здесь
___________________________________________

Александр Мельник, Бельгия, Льеж

Участник IV международного русско-грузинского поэтического фестиваля «Мир поэзии - мир без войны» (2010 г.). Автор книг стихотворений «Лестница с неба» и «Метаморфоза», автобиографической хроники «Зимовье губы Ширильды», а также книги «Почему Бог один, а религий много?». Президент некоммерческой ассоциации «Эмигрантская лира».


Молдавский сон

Молдавский зной – как жар из кочегарки.

Загар приходит сам, без шельмовства.

Стакан воды, как мёртвому припарка –

один допьёшь, а с потом выйдет два.

Отец косьбу закончил – слишком жарко,

и я, закрыв глаза, едва-едва

сквозь сон воспринимаю шум атаки -

то бьются насмерть с римлянами даки.

Вокруг меня вовсю идёт война

за жёлтые стога до горизонта.

За мой покой поднялись племена,

не ведавшие сроду линий фронта.

Страна холмов, садов и тютюна,

скукоженная в двух шагах от Понта,

была мне вроде птичьего гнезда,

а я её покинул навсегда.

Она меня ни в чём не упрекала,

по крови неродная мне земля,

но помнил я на берегах Байкала,

в глухой тайге, у чуждых стен Кремля,

и здесь, где солнце светит вполнакала

из-за сырого напрочь фитиля,

везде, где жизнь транжирил не по средствам, -

тот южный сон, закончившийся с детством.

Другие произведения автора, а также биография здесь
_________________________________________________________

Денис Башкиров, Молдова, Кишинёв

Поэт, прозаик. Член Союза писателей Молдовы «Нистру». Член Ассоциации русских писателей Молдовы. Лауреат независимой литературной премии «Белый Арап» (Кишинёв, 2011). Соучредитель Международного творческого ресурса «Подлинник».

Кубла-Хан

Сергей торопливо шел по длинному полутемному коридору. Тусклые лампочки мигали. Подбадривали. Они говорили ему: « Давай, чего ты ждешь? То, что ты собираешься сделать – решит все проблемы. Всё будет хорошо».

Коридор окончился дверью, за которой был кабинет, а в кабинете его ждал чиновник. Это была маленькая комната со столом и двумя стульями. На столе Сергей увидел устройство коммутатора, пепельницу, пачку сигарет и сверкающую металлическую зажигалку. Чиновник смотрел в окно – на карнизе, спасаясь от дождя, ежился старый голубь.

- Присаживайся, - сказал чиновник, поправил галстук и улыбнулся, обнажая прокуренные зубы. – Меня зовут, допустим, Антон Павлович, и мы располагаем весьма малым кусочком времени, хотя, в твоем случае, время – неопределенная и относительная величина.

- Я твердо всё решил, меня не нужно отговаривать, - выпалил Сергей.

- Почему ты решил, что я буду тебя отговаривать? – вновь улыбнулся чиновник. – Это не входит в мои обязанности. Если ты пришел по собственной воле, значит, сделал осознанный выбор. Всё, что я должен сделать – ознакомить со стандартной процедурой, убедиться в твоей решимости, проследить за тем как ты покинешь наш мир, и вызвать команду уборщиков для утилизации тела. Всё просто.

- Тогда давайте поскорее закончим, - сказал Сергей, - что я должен подписать?

- Ничего не нужно подписывать. В моем кабинете нет бумаг, нет компьютера, нет копировальных машин. Ничто не должно отвлекать нас с тобой от важного дела, ты сам понимаешь, что следующие пятнадцать минут будут очень значимыми для тебя. К тому же, подпись мертвого человека – это просто следы чернил на бумаге. Ни больше, ни меньше.

- Если я в самый последний момент передумаю? Бывает такое?

- Конечно. Бывает. Но потом придешь опять. Понимаешь, это счастье – выбрать момент смерти…

Рассказ полностью, а также другие произведения автора и биография здесь


Елена Морозова, Украина, Донецк

Член Межрегионального Союза писателей Украины. Автор трёх поэтических книг и пяти книг прозы. Лауреат и дипломант международных литературных конкурсов.


Родня

— Как они все глупо выглядят! Тьфу! Сюсюкают, кривляются, лепечут... Лучше бы игрушки не сдвигали. Что там справа висит яркое? Не вижу...
Новорожденная раскрасневшаяся Настенька, лежавшая в кроватке, презрительно смерила взглядом умильно улюлюкающих тётю Соню и дядю Фёдора, по очереди нависающих над племянницей. От тёти Сони пахло ландышами, а от дяди Фёдора — борщом.

— Интересно, куда это я попала? — вертела головой Настя, пытаясь осмотреться. — Ничего толком отсюда не разглядишь. Люстра — классическая, в пять ламп. На окне гардина, подпоясанная бантом.
Она попробовала дотянуться до ближайшей игрушки, но жест получился резкий и нескоординированный. Зато вызвал шквал радостных эмоций у собравшихся на смотрины родственников.
— Ты погляди, живенькая какая! Уже пытается ухватить погремушку. Семь дней от роду, а уже что-то соображает, — гордо восклицает дядя Федя.
— Сказала бы я тебе, умник, — обиделась Настя.
— Ничего она не соображает. Это инстинкт, — резонно заявляет тётя Соня, нежно поправляя игрушечную гирлянду, привязанную за резиновые хвостики.
— Вот бестолочи! Как бы мне рассмотреть дом? И где я видела этот нос картошкой? Не припомню... Стоп, да это же Сонька! Точно! И рохля Федька рядом. Где ж ему ещё быть, как не рядом? Отпустит она его куда без конвоя! Подожди, а я тогда кто? — Настя напыжилась, пытаясь идентифицировать свою личность…


Рассказ полностью, а также другие произведения автора и биография здесь

__________________________________________________________
Александр Бабушкин, Россия, Санкт-Петербург

Окончил Экономический ф-т Ленинградского государственного университета и аспирантуру философского ф-та Санкт-Петербургского государственного университета. Преподавал историю экономических учений, философию, работал грузчиком, сторожем, дворником, охранником, «челноком», журналистом, редактором, главным редактором, творческим директором.

Первая

Эх, первая лекция. Начало семестра. 1990 год. Коллеги по кафедре еще бодры. До зимней сессии далеко. А до летней — вообще как до Луны. То есть — бодряк. У меня, как всегда, винегрет из разновозрастных групп: есть и перваши, есть и старики-вечерники, 35-летние дядьки и тетки, которым для получения инженерной бумажки на ихнем ЛМЗ и Ижорском турбинном нужóн диплом «вышки» — нашего атомноэнергомашиностроительного вуза. В общем — любви все возрасты покорны...

Ну, перекурили... и в аудиторию.

Сидят. Много. Первую лекцию по философии не косят. Хрен его знает, этого препода, что он за крендель... По глазам вижу — разведка...

Первую лекцию (как, впрочем, и все остальные) я всем группам гнал одну и ту же... Знал — это как первая любовь... да еще с первого взгляда. Иными словами, или я их сразу, или... лучше и не думать — семестр мучений. Ставка, короче, выше, чем жизнь. И была эта первая лекция все 8 лет моего преподавания такой... Я расскажу про первашей. Эти же сразу после парты. По 17. Молодые, наглые. Ни черта не боятся. А тут еще и философия... Ну, типа, думают: мы его сейчас на тычинки с пестиками супротив морального кодексу и пробьем.

Поехали.

Уточняю у аудитории про возраст. С 17-ю гордо соглашаются.

А знаете ли вы, хлопцы и дивчины, что мужик в нашей стране живет до 65? Да и то по статистике...

Подвоха не чуют... Слово «мужик» парням нравится...

Предлагаю дам пожалеть и изучать психику будущих отцов.

Ржут и соглашаются...

Итак, ребята, сколько будет из 65 вычесть 17?

Правильно — 47.

Давайте до 45 округлим — считать проще.

Глаза зыркают. Еще не поняли, но напряглись.

А сколько времени в сутках?

24.

А спим мы 8 часов. Итого — треть дня. А значит, треть жизни.

И получается, что из 45 лет, тех, что до финиша, мы честно изымаем 15.

Так?

Так. И осталось 30.

В аудитории нарастает что-то, чего они еще не понимают…


Рассказ полностью, а также другие произведения автора и биография здесь


Подготовила Наталья Новохатняя

 

 
 
Подписаться на комментарии Комментарии 0
 
 

Новости партнеров

MarketGidNews
JHF.ru
Redtram
Loading...

Новости партнеров


 
Зарегистрироваться
Вход
Через социальные сети
Почта
Забыли пароль?
Пароль
Войти
Регистрация
Все поля обязательны к заполнению
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Имя
(ваша подпись видна другим пользователям)
Пароль
Напомнить пароль
Адрес электронной почты
Удалить
Отмена
map
Настройки профиля
Выбрать файл
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Ник
(ваша подпись видна другим пользователям)
ФИО
Дата рождения
Новый пароль
Повтор пароля
Отмена
Дата публикации
c
по
Отмена