Сайт о соотечественниках и для соотечественников

«Я уже подумал, что у нас начинаются серьёзные неприятности»

Владимир Васильев
29 апреля 2014, 16:28
 
«Я уже подумал, что у нас начинаются серьёзные неприятности»

© Photo: ru.wikipedia.org/ Photobra|Adam Bielawski/cc-by-sa 3.0

В апреле 1973 года Дэвид Боуи концертом в Иокогаме завершил свои японские гастроли и должен был для продолжения тура перебраться в Европу. Самый очевидный вариант — самолётом — британской звезде не подходил: певец страдал сильнейшей аэрофобией. Поэтому он отправился в путь поездом — по знаменитой Транссибирской магистрали, проходившей по территории СССР. Путешествие заняло около десяти дней

В течение всей поездки Дэвид почти не покидал поезд. Большую часть времени он проводил, глядя из окна своего купе и снимая всё окружающее 16-миллиметровой кинокамерой, которую приобрёл в Японии. Однако когда состав прибыл в Свердловск, личный фотограф Боуи Ли Чилдерс настоял, чтобы Дэвид, всю дорогу ходивший в кимоно, оделся «по-нормальному» и вышел на платформу «города, где убили последнего русского царя». Чилдерс немного поснимал Боуи, а потом переключился на советских милиционеров, стоявших неподалеку. Тем это не понравилось — они подошли к фотографу и потребовали у него плёнку. Тогда Боуи принялся снимать происходящее на свою камеру. Милиционеры повернулись к Дэвиду... В этот момент появились две проводницы, присматривавшие за англичанами в течение всего путешествия, и буквально затащили двух «западников» обратно в поезд, чем спасли Боуи и Чилдерса от препровождения в кутузку (вполне возможно, что девушки были сотрудницами КГБ: иначе непонятно, почему милиционеры так легко отпустили «иностранцев, снимающих стратегические объекты»). Через пару минут поезд тронулся...

Свои впечатления о СССР Дэвид Боуи впоследствии изложил в письмах своему пиар-менеджеру Шерри Ванилле и в многочисленных интервью. «ОГ» свела воедино самое интересное из рассказов британца.

Воспоминания Дэвида Боуи о поездке по СССР

Россия — удивительная страна, и я был очень взволнован перспективой увидеть хотя бы часть её своими глазами. Конечно, я имел некоторое представление о России из того, что читал, слышал и видел в фильмах, но приключение, которое я пережил, люди, которых я встретил, — всё это сложилось в удивительный опыт, который я никогда не забуду.

Моими компаньонами в пути были Джеффри МакКормак (он играет на конгах в моей группе), Боб Мьюссел (репортёр агентства «Юнайтед пресс») и Ли (мой личный фотограф).

Наша поездка началась на теплоходе «Феликс Дзержинский» (в оригинале Боуи пишет «Нзержински». — Прим. «ОГ»), который вышел из порта Иокогама и отправился в Находку, морской порт на дальневосточном побережье СССР. Эта часть пути заняла два дня, и, должен признать, она мне очень понравилась. Сам теплоход был хорош и даже в каком-то смысле шикарен. Я даже выступил с концертом для других пассажиров в кают-компании. Ничего особенного я не планировал, просто сыграл несколько песен под акустическую гитару. Кажется, пассажирам понравилось, по крайней мере, так мне показалось по их реакции.

В Находке мы пересели на поезд. Это была фантастика! Представьте себе старый французский поезд начала века, с прекрасной деревянной обшивкой внутри вагонов, украшенных старинными овальными зеркалами, бронзой и бархатными сиденьями. Мы словно попали в какую-то романтическую новеллу или старинный фильм.

Любой поезд для меня — дом родной, но этот был очень удобен. Скажем так: это был лучший поезд из всех, что я видел, а в своих путешествиях я видел много разных поездов! Я уже предвкушал долгую и приятную поездку через всю Сибирь, но в этом смысле нас поджидало разочарование. На следующий день нам объявили, что в Хабаровске предстоит пересадка, и, собственно, оттуда и начнётся восьмидневная поездка через Сибирь. Новый поезд не имел ничего общего со старым. Он был прост, практичен и, кстати, очень чист, но мы уже успели полюбить нашего красивого и романтичного «француза».

Сибирь была невероятно внушительна. Целыми днями мы ехали вдоль величественных лесов, рек и широких равнин. Я и подумать не мог, что в мире ещё остались такие пространства нетронутой дикой природы. То, что представилось моим глазам, было подобно проникновению в другие времена, в другой мир и произвело на меня мощнейшее впечатление. Было довольно странно сидеть в поезде, который сам по себе является продуктом современных технологий, и путешествовать сквозь места, настолько чистые и не испорченные человеком.

Но всё это мы наблюдали из окна поезда. Что касается внутренней его части, то в нашем вагоне мы имели двух сказочных проводниц, которых звали Даня (видимо, Таня. — Прим. «ОГ») и Надя. По утрам они приносили нам чай, хотя, если быть точным, тот чай они нам носили весь день напролёт, и нужно сказать, что чай этот был очень вкусен.

Наши очаровательные проводницы были всегда веселы, дружелюбны, и со временем все мы в них просто влюбились. По вечерам, когда у них заканчивалась работа, я пел им свои песни. Они не понимали ни слова по-английски и, естественно, не могли знать ни одного моего текста! Но это их совершенно не беспокоило. Они часами сидели напротив меня, улыбались, внимательно слушали, а в конце каждой песни смеялись и хлопали в ладоши! В их лице я обрёл прекрасную аудиторию, и петь для них мне доставляло огромное удовольствие.

За всю поездку с нами случились всего два неприятных случая. Первый произошёл в Свердловске. Русские объяснили нам, что мы можем пользоваться своими фотоаппаратами при условии, что не будем снимать военные объекты. Когда мы фотографировались на вокзале в Свердловске, к нам подошёл тип в тёмных очках и кожаной штормовке и потребовал нашу плёнку. Мы отказали. В какой-то момент я подумал, что у нас начинаются серьёзные неприятности, но тут поезд тронулся, и мы заскочили в вагон. Я думаю, что это был человек из КГБ.

Второй инцидент случился через день после первого — после того, как наш поезд уже пересёк географическую границу между Азией и Европой. Мы все обратили внимание на то, насколько дружелюбный народ живёт в Сибири и что люди становятся всё более угрюмыми по мере приближения к Москве. В общем, за соседним столиком в вагоне-ресторане сидели четверо русских парней и угрожающе поглядывали в нашу сторону. Я обедал вместе с Джеффри МакКормаком. Обсудив ситуацию, мы решили уйти. Думаю, это был правильный поступок. Когда мы проходили мимо их столика, один из них, глядя на нас, чиркнул себе пальцем по горлу.

30 апреля мы наконец-то прибыли в Москву. Той же ночью мы остановились в гостинице «Интурист», а на следующий день нам повезло увидеть на улицах города парад в честь Первого мая, который прошёл на улицах города. Первомай — самый крупный русский праздник, который проводится в честь основания Коммунистической партии Советского Союза. Все члены партии маршируют на улицах, несут красные флаги и поют патриотические песни. Наблюдать за всем этим интересно: вид огромного количества людей, объединённых общей целью, впечатляет.

Из Москвы мы выехали на поезде в Варшаву, оттуда — в Берлин, далее — в Бельгию и Париж. В Париже я встретился со своей замечательной женой Энджи. Все эти впечатления очень живы в моей памяти.

Оригинал публикации: Областная газета
 
 
Подписаться на комментарии Комментарии 0
 
 

Новости партнеров

MarketGidNews
JHF.ru
Redtram
Loading...

Новости партнеров


 
Зарегистрироваться
Вход
Через социальные сети
Почта
Забыли пароль?
Пароль
Войти
Регистрация
Все поля обязательны к заполнению
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Имя
(ваша подпись видна другим пользователям)
Пароль
Напомнить пароль
Адрес электронной почты
Удалить
Отмена
map
Настройки профиля
Выбрать файл
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Ник
(ваша подпись видна другим пользователям)
ФИО
Дата рождения
Новый пароль
Повтор пароля
Отмена
Дата публикации
c
по
Отмена