Сайт о соотечественниках и для соотечественников

Эрленд Лу: «Премьер на меня не обиделся»

Эрленд Лу: «Премьер на меня не обиделся»

© Photo: ru.wikipedia.org/ Jarvin/cc-by

«Взрослея, мы не становимся умней», - считает Эрленд Лу, культовый норвежский писатель. Его первый бестселлер «Наивно. Супер» о человеке, добровольно вернувшемся в детство, переведен на 20 языков и приобрел огромную популярность среди российского поколения 30-летних. Автор 11 книг для взрослых, пишет он и для детей

А вниманием к слову обязан маме - за год до того, как отдать маленького Эрленда в первый класс, она специально ушла с работы, чтоб постоянно читать ему книжки. Теперь Лу читает своим троим сыновьям.

В мурманском театре кукол не первый год с успехом идет его пьеса «Курт и Рыба». Эрленд побывал на спектакле, посетив Заполярье в рамках Дней Северных стран, а еще встретился с читателями и журналистами. Благодаря любезности генконсульства Норвегии в Мурманске «Мурманского вестника» получил эксклюзивное интервью писателя.

- Вы много пишете для подростков. Сегодняшние норвежские тинейджеры - что их волнует, о чем они мечтают?

- Я думаю, все дети - это дети. В любой точке мира они читают одни и те же истории. Не думаю, что норвежские дети в этом смысле сильно отличаются, скажем, от российских. Может, игрушки у норвежских и получше, но вы понимаете, что гораздо важнее возможность быть вместе с родителями, чувствовать заботу и безопасность, читать книжки вместе с папой и мамой.

- Теперешние дети - поколение айфона и Интернета. Как вы объясняете то, что норвежские подростки до сих пор выстраиваются в очереди в обычные библиотеки?

- Вы уверены? (Смеется.) Чаще такую картину можно увидеть в маленьких городах. Не думаю, что это актуально для всех уголков моей страны. Хотя норвежцы и правда читают очень много, в особенности по сравнению с некоторыми другими странами, и книги действительно активно выдаются в библиотеках. У нас жива традиция семейного чтения, многие родители читают детям книжки, тем самым пытаясь приучить их к культуре книжного слова.

Но это не математический процесс, и гарантии, что человек непременно вырастет читающим, количество перейдет в качество, нет. Моему старшему сыну 14 лет, я покупаю для него книги, беру их в библиотеке, иногда буквально заставляю его читать. При этом строго слежу, чтоб произведения действительно были интересными. Одно точно: если не начал читать в детстве, уже не будешь никогда.

- В России сейчас законом введены возрастные ограничения на детское чтение. Ребенок не может получить книгу, маркированную для более старшего возраста. Скажем, двенадцатилетнему в библиотеке не выдадут Драйзера, если на томике значится «16+»...

- Конечно, у нас такое невозможно, и, на мой взгляд, мера совершенно неправильная. Очень странная норма! Личное дело человека, что ему читать, даже если этому человеку еще нет двенадцати. Если шестнадцатилетнему пацану попадется среди потока книг какой-нибудь порнороман - невелика беда. У тебя есть желание прочитать книгу? Никто не вправе останавливать.

- Адресаты ваших книг - ваши дети? А может быть, ребенок, который живет внутри вас?

- Я общался с литературоведами, которые занимаются моим творчеством, и они говорят, что мои «детские» книги совсем не для детей. Что они слишком «взрослые». Но, честно говоря, меня это не особенно заботит, я считаю, что дети в состоянии воспринимать различные стили общения, знаю, что они прекрасно понимают сарказм и иронию.

- Вы пишете легко?

- Да, я чувствую в это время большой прилив энергии, кажется, будто все возможно. Прелесть моей профессии в том, что в ней нет специальных правил, можно делать все что хочешь! Так что я просто пытаюсь быть собой. Пишется мне легко, периодически мешает только подозрение: а не дилетант ли я?

Каждый раз, когда заканчиваю вещь, отдаю ее издателю и говорю: вот, делай с ней, что захочешь... И также было с фильмами. Правда, когда я посмотрел «Во власти женщины» по моему роману, впервые пожалел об этом. Потому что фильм - полное дерьмо, хотя режиссер был очень приличный. Я сам виноват: он звал меня в команду, а мне было некогда, и присланный сценарий я утвердил, не читая. Знаете, они, видимо, старались сделать смешно. А в книге это вовсе не главное.

- Язык Эрленда Лу простой, наивный и при этом весьма саркастичный. Какие слабости современников вызывают такую язвительность?

- Не думаю, что у моего поколения какие-то иные слабости, нежели у предыдущих. Дело в том, что от поколения к поколению мы не становимся умнее. Наверное, главные вопросы, которые нас мучают, - что такое свобода и как ею пользоваться.

В современном открытом обществе так много ситуаций выбора! При этом норвежское государство стало социал-демократическим, а это значит, у нас как нигде много людей, находящихся на вершине пирамиды потребностей. Они озабочены самореализацией, считают, что нуждаются в самом лучшем: лучшая подружка, лучшая машина, лучшая работа, лучший дом, безупречное тело. Это бред. Самое важное, что есть у человека, - возможность делать личный выбор.

- В каких вы отношениях со своими персонажами?

- Мне очень импонирует открытость норвежского современного общества, и я рад, что могу говорить, что хочу. Герой моего романа «Фвонк» - бывший премьер Йенс Столтенберг.

Он выведен довольно саркастично, и когда я как-то, катаясь на велосипеде, встретил его - Йенс тоже ехал на велосипеде, с двумя охранниками, - я напрягся. Но он только слегка улыбнулся и проехал мимо.

Правда, еще один персонаж книжки - человек, который, думаю, станет следующим премьером. Я его тоже недавно встретил в магазине запчастей к велосипедам. Он посмотрел как-то не очень дружелюбно, но тут продавец заговорил и спас меня от беседы с собственным персонажем...

- В России литераторам приписывают гражданскую миссию, и сейчас это особенно явно: творческая элита вовлечена в политические процессы, все подписывают письма «за» или «против». А как у вас?

- Все зависит от ситуации в стране. В демократическом государстве можно себе позволить оставаться свободным художником и быть погруженным лишь в собственные мысли. Если под угрозой свобода слова, прессы, права человека, писатель, безусловно, может и должен быть вовлечен в общественную жизнь.

С другой стороны, если он хочет сидеть в комнате и думать о цветах и звездах, это его право. Великого поэта Олафа Хауге в семидесятые, когда все были погружены в политику, многие упрекали в равнодушии к злободневным проблемам. И как-то он ответил: алмаз должен оставаться алмазом, но при этом не обязательно использовать его для резки стекла.

Оригинал публикации: Мурманский вестник
 
 
Подписаться на комментарии Комментарии 0
 
 

Новости партнеров

MarketGidNews
JHF.ru
Redtram
Loading...

Новости партнеров


 
Зарегистрироваться
Вход
Через социальные сети
Почта
Забыли пароль?
Пароль
Войти
Регистрация
Все поля обязательны к заполнению
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Имя
(ваша подпись видна другим пользователям)
Пароль
Напомнить пароль
Адрес электронной почты
Удалить
Отмена
map
Настройки профиля
Выбрать файл
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Ник
(ваша подпись видна другим пользователям)
ФИО
Дата рождения
Новый пароль
Повтор пароля
Отмена
Дата публикации
c
по
Отмена