Сайт о соотечественниках и для соотечественников

Германия спорит о России

Гельмут Шмидт

© Фото: РИА Новости

В ФРГ идёт активная дискуссия о будущем Украины и российско-германских отношений

Считается, что события на Украине раскололи-де немецкое общество на сторонников и противников России. Это не так – «раскола» нет. Просто в Германии ведётся на сей счёт всеобъемлющая дискуссия – как о будущем Украины, так и о перспективах отношений Германии и России. Трибуну для высказывания мнений получают все: от «русофилов» до «русофобов».

О том, почему эти слова написаны в кавычках, о ком идёт речь и есть ли между этими двумя полюсами центристская прослойка, читатели увидят далее. Пока же отмечу важное обстоятельство: может быть, в силу традиционного немецкого объективизма, но даже самые завзятые критики России признают – Владимир Путин сделал два сильных хода, сработавших на уменьшение русофобских настроений в немецком обществе. Во-первых, присоединяя Крым, напрямую апеллировал к исторической памяти немцев, всегда желавших быть одним народом, и к падению Берлинской стены. Во-вторых, упростил получение гражданства соотечественниками, живущими за пределами РФ, – как это сделано в Германии, собирающей немцев под национальный стяг.

Безусловно, эти два «немецких» хода российского президента оказались принципиально важными для здешнего общественного мнения. Как и то обстоятельство, что большая часть этнических немцев, живущих в Крыму, проголосовала за воссоединение с Россией. Но в чём же проявляются различия позиций?

«Русофилы»: "Надо быть деликатнее"

Говорить о видных немецких «русофилах» было бы некорректно. В Германии для них есть политкорректное длинное определение – «те, кто понимает Россию». Впрочем, даже этот термин превращается в хулу в устах их оппонентов, которые обвиняют «понимающих» в их излишней любви к Москве.

Как бы то ни было, весьма примечательны личности тех, кто критикует Запад – как за образ действий на Украине, так и за конфронтационный курс с нашей страной. На минутку: к этим людям относятся сразу три бывших канцлера Германии – Гельмут Коль, Гельмут Шмидт и Герхард Шрёдер. Зная, сколь уважительно относится среднестатистический немец к «альтканцлерам», трудно переоценить значение данного факта. И, разумеется, он вызывает ярое неприятие не столько даже в немецкой, сколько в «евросоюзной» среде.

Взять, допустим, Шрёдера, раскритиковавшего линию Запада на конфронтацию с РФ, а заодно и свой собственный образ действий в ходе югославского конфликта. Замечание Герхарда о том, что Запад сделал изначальную ошибку, поставив Украину перед необходимостью выбирать между ЕС и Таможенным союзом, столь разгневало консервативных и «зелёных» делегатов Европарламента, что они внесли на рассмотрение своего учреждения ходатайство о запрете Шрёдеру публично высказываться на темы, связанные с Россией. Любопытно, каким им видится механизм контроля такого решения, если оное примут. Любопытно также, запретят ли Шрёдеру въезд в Брюссель...

А вот «старый канцлер» Гельмут Шмидт (на фото). Выдающегося политика, которого сами немцы в 2012 году признали «лицом нации» и «национальным лидером», не удастся заставить замолчать никому – хоть от злобы позеленей. Тот, кого бюргеры назвали «человеком, способным служить примером для всех остальных граждан ФРГ», ныне является издателем влиятельной газеты Die Zeit и волен излагать в своей вотчине всё, что сочтёт необходимым. В данном случае герр Шмидт, крайне редко озвучивавший в последние годы своё мнение по любым актуальным вопросам, посчитал нужным публично сообщить, что считает образ действий президента Путина в Крыму «чрезвычайно понятным», а санкции против России – «глупостью». Равно как и угрозу исключения нашей страны из «Большой восьмёрки».

Все новейшие «пророссийские» высказывания любимца немцев тем примечательнее, что не кто иной, как Шмидт, был автором известных слов об СССР как о «Верхней Вольте, начинённой баллистическими ракетами». Безусловно, переосмысление его отношения к восточному соседу на фоне именно украинских событий – знаковое явление, изумляющее и возмущающее недоброжелателей России.

Далее. Как вы думаете, кто называет нынешние украинские власти «настоящими фашистами»? «Левые» и оппозиционные информационные ресурсы ФРГ? Да, вы правы. Но не только они. Именно таким определением оперирует бывший вице-президент Еврокомиссии Гюнтер Ферхойген. О том, что Россия всего лишь защищала в Крыму собственные интересы, говорит топ-политик, долгое время считавшийся завзятым критиком Кремля и поддерживавший на «верхних этажах» Евросоюза некоторые новые государства ЕС, не отличавшиеся излишней доброжелательностью по отношению к нам.

VIP-политиков из стана немцев, «понимающих Россию», можно перечислять долго. Назову ещё лишь двух. Так, экс-канцлер Германии Гельмут Коль заявляет в самом массовом издании Германии, газете Bild, о «недостатке деликатности в обращении с нашими русскими соседями и, в частности, с президентом Путиным». А заместитель председателя ХДС Армин Лашет призывает Запад отказаться от «популизма антипутинской направленности». – Демонизация Путина – это не политика, а алиби для её отсутствия, – заявил Лашет. 

"Киев – эмбриональная клетка России. Отделение его от России можно сравнить только с отделением Аахена или Кёльна от Германии". Александр Гауланд, соучредитель партии «Альтернатива для Германии», бывший госсекретарь ХДС.

«Русофобы»: «Дух дружбы убит»

Для начала надо отметить, что на волне украинских событий я не вижу в ФРГ какой-то особой активизации русофобов, предумышленного разжигания враждебности к россиянам как таковым. Вот, например, такой нюанс: если в годы холодной войны местная пресса оперировала обезличенным понятием «русские», скопом приписывая им все грехи, то теперь подобной диффамации по национальному признаку не наблюдается. Самые завзятые критики позиции России по украинской проблеме стали, на взгляд автора, более вменяемыми, и не стригут под одну гребёнку всех подряд.

Но доверимся мнению Сирилла Пеха, руководителя Общества берлинских друзей народов России, который говорит именно о «русофобии» в немецком обществе и о том, что «за антируссизмом в германском социуме всё ещё таится застарелый немецкий антикоммунизм».

На мой взгляд, герр Пех, в прошлом глава Общества немецко-советской дружбы, заблуждается дважды. Так, во-первых, настоящая русофобия царила здесь в пору распада СССР, но не сейчас. В годы, когда Москва неуклонно слабела, из упомянутого общества каждые десять секунд выходил один немец, в результате чего из 6 миллионов наших «камрадов» осталось всего несколько сот настоящих друзей. На пике же украинских событий нынешнее Общество дружбы не увеличивается, но и не уменьшается.

Во-вторых, трубадурами того явления, которое Армин Лашет называет «популизмом антипутинской направленности», выступают не какие-то мифические германские антикоммунисты, а наднациональные СМИ и некоторые одиозные политики, коих, при всей политкорректности, этническими немцами трудно окрестить. Лучший пример тому – сопредседатель Партии зелёных Джем Оздемир (на фото). Если же говорить об аборигенах, использующих обертоны в диспуте об отношениях Берлина и Москвы, то к таким, наверное, можно отнести бывшего министра обороны ФРГ Карла-Теодора цу Гуттенберга. Он полагает, что присоединение Россией Крыма «убило то, что немецкие политики часто называют духом дружбы и партнёрства между двумя странами».

"Нельзя говорить о равноудалённости Германии по отношению к США и европейским партнёрам, с одной стороны, и к авторитарному режиму на востоке Европы – с другой". Джем Оздемир, сопредседатель Партии зелёных.

«Сторонники объективности»: «Да, но…»

Среди VIP-политиков, стоящих на позициях «объективизма» по отношению к политике России, в первую очередь упомяну Сару Вагенкнехт, заместителя председателя партии «Левая». Острые на язык местные комментаторы уже прозвали её «госпожой ДаНо». Да, по мнению фрау Вагенкнехт, украинскую политику России нельзя во всём назвать правильной, но немецкая внешняя политика, если она критикует отделение Крыма от Украины, «лицемерна» – ибо в своё время не подвергала критике отделение Косово от Югославии. И так далее – и «да», и «но».

Интересно отметить, что соратники по партии «госпожи ДаНо» могут быть отнесены скорее к «тем, кто понимает Россию», а не к тем, кто исповедует объективизм. В частности, такие видные «левые», как Вольфганг Герке и Сефим Дагделем, регулярно дают интервью радиостанции «Russia Today». Что само по себе рассматривается вненациональными СМИ как «пособничество пропаганде Москвы».

Понимаю, найдутся многие, кто захочет оспорить следующее утверждение, но самой главной сторонницей учёта всех взглядов и мнений является канцлер ФРГ Ангела Меркель (на фото). И я уже писал об этом на страницах «НВ». Повторю одно. Как известно, политика является искусством возможного. И Меркель овладела им в полной мере.

Свидетельством центристской позиции канцлера является и следующий забавный факт. Как политики, «понимающие Россию», так и её критики тщатся записать Ангелу Меркель в свои ряды. Видят в её действиях взаимоисключающие смыслы. Например, в то время как экс-главный оборонец ФРГ цу Гуттенберг поощрительно отмечает, что в отношении России фрау Меркель решительно «уводит Германию с пути расчётливого ханжества», бывший канцлер Шмидт воздаёт ей за «политику осторожности».

Кстати

Александр Рар: «Нельзя считать Путина антиевропейцем»

На прошлой неделе в ходе «Прямой линии» свой вопрос Владимиру Путину задал немецкий политолог Александр Рар, научный директор Германо-российского форума, участник международного дискуссионного «Валдайского клуба».

«Мы всё-таки будем жить в единой Европе от Атлантики до Тихого океана или в двух разных Европах?» – спросил он российского президента. На что Владимир Путин, в частности, ответил: «Особенности России кардинальным, глубинным образом не отличаются от европейских ценностей. Мы все – люди одной цивилизации. Да, мы все разные, у нас есть свои особенности, но глубинные ценности одинаковые. И, мне кажется, нужно, безусловно, стремиться к тому, чтобы нам создавать Европу от Лиссабона до Владивостока. Если мы это сделаем, у нас есть шанс в будущем мире занять достойное место».

– Я очень доволен ответом Владимира Путина на мой вопрос, – заявил Александр Рар «НВ» по окончании «Прямой линии». – Я понял, что президент России действительно не видит нового раздела Европы. Напротив, он верит в идею общего пространства от Лиссабона до Владивостока. Он считает, что мы можем зажить общими ценностями, экономическими связями и общим пониманием политики безопасности, и это поможет нам лучше конкурировать на глобальных рынках с мощными игроками – с США, Латинской Америкой и бурно растущими «азиатскими тиграми».

Между прочим, единое пространство от Лиссабона до Владивостока – это идея самого Путина. По крайней мере он первым высказал её в публичном пространстве. Поэтому неправильно считать Путина антиевропейцем, как его многие в Европе начинают называть.

Кто помнит, в 2008 году после «пятидневной войны» на Кавказе отношения между РФ и Евросоюзом тоже испортились, причём настолько, что многие всерьёз заговорили о возвращении новой холодной войны. Но прошло время, и страсти быстро улеглись. Оно и понятно – сотрудничество между Россией и Европой отвечает нашим общим стратегическим интересам в XXI веке.

Таким образом, если Россия и Запад смогут совместными усилиями стабилизировать Украину, то мы выйдем на позитив даже быстрее, чем думаем.

Оригинал публикации: Невское время
 
 
Подписаться на комментарии Комментарии 0
 
 

Новости партнеров

MarketGidNews
JHF.ru
Redtram
Loading...

Новости партнеров


 
Зарегистрироваться
Вход
Через социальные сети
Почта
Забыли пароль?
Пароль
Войти
Регистрация
Все поля обязательны к заполнению
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Имя
(ваша подпись видна другим пользователям)
Пароль
Напомнить пароль
Адрес электронной почты
Удалить
Отмена
map
Настройки профиля
Выбрать файл
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Ник
(ваша подпись видна другим пользователям)
ФИО
Дата рождения
Новый пароль
Повтор пароля
Отмена
Дата публикации
c
по
Отмена