Сайт о соотечественниках и для соотечественников

Петар Зекавица: Сербская кровь, американская школа, русская история и вселенская грусть

Российский актер Петар Зекавица уже известен отечественному зрителю по фильмам, сериалам, с недавнего времени и театральным постановкам. Но пока о нем не так много говорят на родине, в Сербии. В беседе с корреспондентом «Окно в Россию» Петар Зекавица рассказал о российско-сербском фильме про освобождение Белграда, причинах победы России над Наполеоном и Гитлером, а также о сходстве Гавайев и Косово

Profile: Петар Зекавица, актер театра и кино

Семья уехала из Югославии в 1991, еще до войны. Отец Петара постоянно ездил по командировкам, в итоге попал в Россию. Возвращаться не рискнул: как говорит Петар, была опасность, что отправят в горячую точку, но это была «не наша война», так как отец любил Югославию и «никогда не стал бы воевать с нашими братьями хорватами и боснийцами». Семья Зекавица потом вернулись в Белград, а Петар остался в России. Впрочем, была еще американская театральная школа, диплом политолога… В итоге на данный момент он снялся более чем в 20 картинах, стал лауреатом российских и международных премий и сейчас не жалуется на отсутствие предложений. 

- Петар, давайте для начала проверим информацию, опубликованную сербскими СМИ в 2010 году. Дескать, в Сербии выйдет фильм российского производства «Не предлагать секс» («Не предлагати секс»). Но ничего этакого в вашем послужном списке не обнаружилось.

- Мне кажется, такие вещи СМИ делают для повышения читаемости. Дело в том, что это вольный перевод фильма «Все включено», над которым я работал как продюсер. Мы сняли две части, здесь, в России, они прошли, но сербское телевидение еще не показало. У фильма еще было что-то вроде подзаголовка: «Курортный роман с риском для жизни». Может, из этого они сделали такой перевод.

- Понятно, вроде как курортный роман предполагает интим… Там еще писали, что была договоренность по поводу вашего участия в фильме «На Белград».

- Да, был такой проект. Это большая восьмисерийная картина про освобождение Белграда советскими войсками в 1944 году. Должно быть российско-сербское производство: российские деньги, продакшн, а от Сербии - места для съемок и, частично, актерский состав. Заморожен проект потому, что один из авторов, Николай Гейко, к сожалению, скоропостижно скончался несколько лет назад. Но я думаю, шанс на реализацию есть, так как если проект хороший, финансы всегда найдутся.

- Хотелось бы верить в возможность создания российско-сербского эпического кино, вроде «Сталинграда», только о сербской столице...

- В освобождении Белграда участвовал и мой дедушка. Он, кстати, и ныне здравствует. Есть такая история: он участвовал в Балатонской операции, приехали советские командиры. Советский капитан, усатый такой красавец, видимо, из казаков, построил сербов и говорит: кто-нибудь понимает по-русски? Дедушка говорит - я. Ты кто такой? Я партизан! А капитан ему в ответ: «Ты такой-то растакой, а не партизан, где твоя саперная лопатка? Завтра важное сражение, без них не обойтись!» В общем, сербских партизан лопатками снабдили, атаку отразили.

- Например, российский режиссер Борис Хлебников для того, чтобы снимать свое авторское, очень серьезное кино, участвовал в создании комедийных сериалов, которые многие считают низкопробными, но никаких особых мук совести по этому поводу не испытывал. А какая у вас творческая политика?

- Я все-таки актер в первую очередь, а актер - он должен действовать, он не может сидеть. И чем более разные роли, чем более неожиданные, тем лучше, и я обязан их сыграть, поэтому я не отказываюсь, кроме тех случаев, когда предложение уже совсем за гранью или противоречит моим убеждениям.

- Сербский актер Светислав Иван Петрович в период между двумя мировыми войнами был так популярен, что европейки буквально бросались под колеса его автомобиля… А вы ощущаете популярность?

- Популярность сегодня как никогда зависит от пиара, массовости проектов. У меня все волнами: когда участвую в больших тв-проектах, меня узнают на улице, в транспорте, я охотно раздаю автографы, и это очень приятно. Я пока не могу похвастаться большой популярностью, но не сказал бы, что болею из-за этого, потому что есть ощущение, что я еще не сыграл главных ролей, тех, которые я хочу сыграть. А хочу я серьезных, масштабных кино и телевизионных постановок, желательно исторических. Ведь у нас такая богатая история, что сербская, что российская. Вот сейчас я участвую в проекте «Музыка на льду» - это 1918 год, красивая история, в которой я играю полковника царской армии.

- Список балканских актеров, закрепившихся в зарубежном кинематографе, достаточно велик. Начиная с Лазара Ристовского, игравшего в «Казино Рояль», и заканчивая Катариной Радивоевич, которая запомнилась довольно откровенной ролью в «Морфии» российского режиссера Балабанова. Вы с балканскими коллегами в России поддерживаете отношения?

- Нет, мы разобщены. Наши народы - как вечный, странствующий жид, это наша трагедия и наше проклятие. Здесь большая балканская диаспора, но мы не дружим, может, из-за прошедших войн, трудной политической обстановки…

- Вы как-то говорили, что вам хочется как можно чаще работать в комедийном жанре. Это почему?

- Хочется комедий по двум причинам. Я себя считаю довольно комичным персонажем. Вторая причина более важная. Сейчас и так тяжело, со всеми народами мира происходит какая-то глобальная отрицательная история. Выход - в комедиях, какие снимали во Франции и Италии в семидесятые годы.

- Сейчас вы играете главную роль в Театре на Таганке, в спектакле об Отечественной войне «Гроза 1812 года». Возникает вопрос, который ставит Александр Пушкин в 10 главе «Евгения Онегина». Кто же помог победить эту «грозу 1812 года»: «остервенение народа», «Барклай», то есть талант полководца, «зима иль Русский бог»? И, кстати, не только грозу 1812, но и 1941-1945 годов, ведь вы один из немногих «участников» и Отечественной войны, и Великой Отечественной войны, так как снимались в фильме «Сталинград» Федора Бондарчука…

- Я много путешествовал по России, бываю в разных городах и везде сталкиваюсь с невероятными людьми. И они любят свою страну. Я думаю, это западная брехня, что победил «Генерал Мороз», то есть погодные условия. И в Отечественную 1812 года, и в Великую Отечественную народ сражался за свою землю, и неважно, кто он по национальности: здесь он родился и здесь он погиб. Победил русский бог, русский народ, русский язык, сплотивший народы и русский интеллект. Кстати, тут приезжали мои знакомые киношники из Голландии. Пожив в России неделю, спросили – Петр, что такое, мы щелкаем каналы – и везде фильмы про Вторую мировую? Когда это кончится, ведь она была 70 лет назад? Я им отвечаю: ребята, это никогда не кончится, и не дай Бог, чтобы кончилось, потому что это наследие этой страны, и пусть вы там себе думаете или вас учат, что русские не такую уж важную роль в этой войне сыграли. Нет, эта тема, о которой надо постоянно говорить и напоминать.

- Расскажите о вашей гавайской жизни, вы ведь именно там учились актерскому мастерству…

- Я, кстати, у них в музее видел Орден Таковского креста, которым наш король наградил гавайского короля. Хочу сказать, Гавайи - это что-то вроде Косово и других регионов нашей планеты. Американцы через своих коррумпированных промышленников заняли остров в начале XX века, объявив, что местная королева невменяема, и построили там огромную базу. Когда я жил там, по пятницам местные гавайцы, которые целыми днями вроде как потягивают пиво и занимаются серфингом, устраивали мордобой, и американские морпехи получали по полной программе. Я был за гавайцев, хотя, конечно, тогда не мог все это озвучить. Театр при гавайском университете был очень искренним, но, конечно, ребята не дотягивали до уровня русских артистов: здесь школа, здесь база, здесь объем текста, заставляющий человека мыслить.

- О вас много пишут на российских женских форумах. Вот, например, одна дама вас характеризует так: «На некоторых фотографиях похож на Фассбендера. В нем есть порода, интеллигентность, иностранный шарм и какая-то грусть»

- С Фассбендером, ну, может, когда я был немного худее: у него напряженное лицо, и у меня такое бывает в определенные моменты. Но все равно сложно сравнивать... А отчего у меня грусть? Сложно радоваться, когда людям плохо, когда страшная статистика работает против рода человеческого. Миллиарды на планете не имеют доступа к чистой воде, живут в страшном голоде, и это когда технологии таковы, что мы можем пшеницу выращивать в космосе… Радость - секундная ситуация, ее приносят наша семья, дети, их заслуги, национальные победы. А в целом человек живет вселенской грустью.

Оригинал публикации: Окно в Россию
 
 
Подписаться на комментарии Комментарии 0
 
 

Новости партнеров

MarketGidNews
JHF.ru
Redtram
Loading...

Новости партнеров


 
Зарегистрироваться
Вход
Через социальные сети
Почта
Забыли пароль?
Пароль
Войти
Регистрация
Все поля обязательны к заполнению
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Имя
(ваша подпись видна другим пользователям)
Пароль
Напомнить пароль
Адрес электронной почты
Удалить
Отмена
map
Настройки профиля
Выбрать файл
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Ник
(ваша подпись видна другим пользователям)
ФИО
Дата рождения
Новый пароль
Повтор пароля
Отмена
Дата публикации
c
по
Отмена