Сайт о соотечественниках и для соотечественников

Я родился с кисточкой в руках

Своеобразный художник, интересный человек, с детства мечтавший жить в Париже… Его мечта осуществилась. «Я не ставил себе никаких целей своей поездкой, я просто живу полноценной жизнью художника. Это путь, это не цель», - говорит сегодняшний герой портала «Окно в Россию» Евгений Чернов

Profile: Евгений Чернов, художник, во Франции с 1987-го года

- Прежде всего, хочу поздравить Вас с днем рождения. Даже неудобно, что в такой день мы договорились об интервью. А как Вы, кстати, отмечаете свой день рождения в Париже?

- Спасибо большое. Дата не очень круглая, хотя круглая, конечно, 66 лет - это выглядит очень кругло! Никак не отмечаю. Обычно собираю друзей, идем куда-нибудь в ресторан. Сегодня еще пока не решил.

- Скажите, а почему Вы живете в Париже?

- Это была мечта детства. Любой художник, наверное, мечтает попасть в Мекку искусства. Париж считается центром всего, что касается живописи. Я на самом деле мечтал об этом с самого детства. Но осуществилось это только тогда, когда открылись границы.

Я москвич, родился в Лианозово, если это вам что-то говорит. Лианозово - во всяком случае, в моем детстве – это замечательное место, замечательные люди. Правда, я уже потом познакомился со многими своими лианозовскими - это и Оскар Рабин, и Валя Кропивницкая, и Кира Сапгир, которые принадлежали знаменитой «Лианозовской группе» - поэтической и живописной школе. И я никого из этих людей в детстве не знал - поколение было немножко другое. Но потом познакомился со всеми. И еще больше оценил место, где был рожден.

- Значит, Ваши детство и юность протекали в Москве. Вы были художником от рождения?

- От рождения, да. То, что называется, «родился с кисточкой в руках». Я родился уже с осознанием того, что я - художник.

- Как это? 

- Дело в том, что каждый рождается с каким-то осознанием себя и помнит это - кто во сколько лет. Я, как только себя помню, с самого детства, знал про себя, что буду художником. И никем другим. В детстве мы еще не можем учиться ничему. Все рисуют, но я уже знал, что буду художником и уже хватался за кисточки. Что бы я ни делал, это было уже под знаком того, что я художник.

С самого маленького возраста я уже рисовал, лепил, что-то раскрашивал, что-то строгал. У меня не было игрушек промышленного изготовления. Все игрушки делал себе сам. Все игры делал себе сам. Я делал какие-то корабли, самолеты, самокаты.

- Интересно, Ваши руки также работают до сегодняшнего дня, или все-таки живопись оттеснила все остальное на второй план?

- Живопись не может ничего вытеснять. Она есть. Живописное отношение пронизывает всю нашу деятельность со всех сторон. Для меня, это, конечно, основное, хотя я занимался много чем - и реставрацией, и монументальным искусством, и иконописью, и реставрацией храмов. У каждого художника довольно серьезный набор всяких применений.

- Скажите, а каких высот Вы достигли, живя в России?

- Работал в Музее истории Москвы на Лубянке, напротив Политехнического. Был ведущим реставратором, старшим научным сотрудником высшей квалификации. В реставрации это что-то! Я занимался монументальным искусством. У меня есть несколько объектов, которые я сделал самостоятельно. С Церетели работал, со многими довольно известными художниками, например, с Андреем Васнецовым.

- Давайте уже поедем в Париж! В каком году это было?

- 1987-й год… Как только приоткрылась форточка, я сразу же и уехал. До этого лет пять подавал прошение в ОВИР, что было очень сложно и даже опасно - огромные анкеты, очереди огромные, неприятные вопросы и все такое. А у меня уже проходили выставки в Париже, друзья привозили туда мои работы, выставляли. Мне приходили приглашения от галерей, от людей, от моих друзей.

А я подавал и подавал прошения на поездку во Францию и каждый раз получал ответ о нецелесообразности такой поездки, и что через следующие полгода могу подать такое же прошение вновь. Это была такая своеобразная формула отказа.

- А Вы были подготовлены к переезду в Париж? Знали ли вы, допустим, французский язык?

- Абсолютно нет. С французским языком у меня до сих пор, скажем так, довольно большая «засада». Я не языковый, а как бы изобразительный человек - у меня память работает немножко в другом ключе. Но это никогда не мешало мне общаться - художнику это просто. Он выставляет свои картины и прячется за ними.

- Ваша любимая тема в искусстве?

- У меня нет темы в искусстве. У меня есть искусство. Если Вы спрашиваете о сюжетах, то они у меня самые разнообразные. У меня есть и натюрморты, и пейзажи, и портреты. Но, вообще, я воспринимаю себя, как картинщика, то есть свои картины я придумываю. Я редко когда пользуюсь, скажем так, натурами фотографическими или какими-то конкретными. Иногда, конечно, подсматриваю, понятно, это как все. Но для меня это не главное. Для меня главное – цвет, для меня главное – композиция, для меня главное – это состояние самой работы, а не состояние природы, которую я изображаю.

- Евгений, а Ваш переезд в Париж как-то повлиял на творчество?

- Дело в том, что во Франции меня всегда вычисляют, как русского художника - по сюжетам, по колориту, по школе, по многим другим вещам. Когда я приезжаю в Россию, меня вычисляют, как французского художника по тем же самым параметрам: по цвету, по колориту, по композиции, по сюжетам.

- То есть Вы как бы совместили свое видение того и другого в единое целое у Вас получилось что-то третье?

- Наверное. У меня отношение к искусству как бы индивидуальное, а получается объективное, потому что каждый видит то, что он сам хочет в этом видеть.


© Фото из личного архива Евгения Чернова "Прогулка на велосипеде"

- А как Вы вообще живете в Париже? Что любите, что цените, что Вам там не хватает?

- Не хватает общения, не хватает ласки, не хватает любви… Много чего не хватает! Но мы с этим миримся везде и всюду. Но любви, наверное, мне не хватает больше всего. Любви, я имею в виду, всеобъемлющей. Ну, скажем, сейчас в России происходят какие-то события, на Украине тоже происходят какие-то события. И там, в принципе, один вопрос: не хватает любви.

- Скажите, Ваши картины Гурзуфа, Крыма, благодаря которым мы и познакомилась, Вы неслучайно повесили на своей странице в Facebook?

- Ну, конечно! Меня сейчас очень беспокоят эти вопросы. И я пытаюсь как раз восполнить этот недостаток любви и россиян, и украинцев. Я им показываю, что Крым – это прелесть, это красота. Для меня это, конечно, только одна из тем. Но Крым для меня, конечно, больной вопрос, это понятно.


© Фото из личного архива Евгения Чернова "Дом Чехова"

- Ваша связь с Россией за долгие годы жизни во Франции не ослабла?

- Я в России довольно часто бываю, иногда даже там выставки какие-то делаю, правда, нечасто, честно скажу. Мало того, я даже на «Голосе России» как-то выступал, правда, очень давно. Были какие-то публикации, были какие-то выступления на телевидении. В общем, я связан с Россией, связан очень тесно. У меня там двое детей, два мальчишки, они уже взрослые, конечно. Один из них, Никита, художник-постановщик, второй, Алеша, кинохудожник. Одна из больших его работ – фильм «Сергей Есенин».

- А можно Вас спросить, почему дети не с вами?

- Они не хотят, они не ищут того, чего я ищу, очевидно. Они бывают здесь, и довольно часто – и Лешенька, и Никитушка. Они в этом году дважды уже были. Мы постоянно в контакте, постоянно в общении. Но им нет нужды ехать куда-то на все время. Я уехал на все время…

- Я поняла уже, что у Вас это было совершенно осознанное решение.

- Я в 1993 году получил французское гражданство, паспорт, и решил для себя, что буду жить в центре мира, скажем так.

- Скажите, оправдались ли Ваши надежды на жизнь во Франции?

- Особых надежд не было, а жизнь идет. Я не ставил себе никаких целей своей поездкой, я просто живу полноценной жизнью художника. Это путь, это не цель.

- А Ваше творчество в Париже, насколько оно известно? Стали ли Вы там художником, которого знают?

- Я очень редко делаю выставки - выставки как галерея или показ. Я в основном участвую в аукционах. Во Франции это совсем другой институт, в России такого просто нет. Тут в каждом городе, даже самом маленьком, есть экспозиционный зал аукционных продаж - это такая традиция во Франции еще с наполеоновских времен, и в каждом городе можно поучаствовать со своими картинами, чем я и занимаюсь. Причем в рамках ли русского искусства или индивидуально, или в группе художников – по-разному. Существуют целенаправленные продажи русского искусства, скажем, école russe (Русская школа) или художники Москвы, художники России, и это широкие показы. А есть индивидуальные, где я просто выставляю свои работы. Я довольно много этим занимаюсь, и мне это интересно - я много вижу, много езжу. Уже, наверное, сотни городов объехал, участвуя со своими картинами в аукционах. Мало того, есть города, в которых я выступаю уже лет по 20.


© Фото из личного архива Евгения Чернова "Цветочный рынок"

- Скажите, а какая-либо коммуна русских художников в Париже существует?

- Я вице-президент Ассоциации русских художников в Париже. Это организация, которая существует с 1901 года и вот - дожила до сегодняшнего дня. Но это скорее не какой-то профессиональный союз, а клуб по интересам, клуб общения. Это, скорее, виртуальная организация. А есть «Ассоциация русских художников и писателей», которая работает. Ее президент - Вадим Нечаев, известный писатель, журналист.

- Я поняла. Просто хотела узнать, существует ли в Париже какое-то содружество наших творческих людей, общаетесь ли вы, конкурируете ли вы или терпеть не можете друг друга, что тоже иногда бывает?

- Нет. У нас такого нет. Дело в том, что в Париже есть такая формула общения «на нейтральной территории». Есть клубы, есть дома творчества или франко-русской дружбы. Около меня, к примеру, есть книжный магазин, который время от времени проводит какие-то вечера, какие-то встречи. В том случае, когда их проводит наша Ассоциация, то собираются ребята, иногда выпиваем, иногда что-то выставляем. По-разному бывает.

- Значит, жизнь идет, и жизнь продолжается?

- Мало того. Очень много молодежи появляется, особенно сейчас. Я постоянно встречаю молоденьких, только-только начинающих оперяться русских, которые приезжают и с удовольствием здесь чем-то занимаются. Это не обязательно художники. Это могут быть артисты, или модельеры, или фотомодели, или простые люди.

- А если Вы идете по Парижу, Вы можете отличить русских от парижан?

- Я просто очень часто здороваюсь. Здесь много знакомых. Тем более, что я живу в таком квартале Парижа – Маре, где много русских… 


© Фото из личного архива Евгения Чернова "У зеркала"

Оригинал публикации: Окно в Россию
 
 
Подписаться на комментарии Комментарии 0
 
 

Новости партнеров

MarketGidNews
JHF.ru
Redtram
Loading...

Новости партнеров


 
Зарегистрироваться
Вход
Через социальные сети
Почта
Забыли пароль?
Пароль
Войти
Регистрация
Все поля обязательны к заполнению
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Имя
(ваша подпись видна другим пользователям)
Пароль
Напомнить пароль
Адрес электронной почты
Удалить
Отмена
map
Настройки профиля
Выбрать файл
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Ник
(ваша подпись видна другим пользователям)
ФИО
Дата рождения
Новый пароль
Повтор пароля
Отмена
Дата публикации
c
по
Отмена