Сайт о соотечественниках и для соотечественников

"Если не быть в состоянии жертвы, к тебе в эмиграции будут относиться по другому"

"Если не быть в состоянии жертвы, к тебе в эмиграции будут относиться по другому"

На фото - Анастасия Старикова. Источник фото- Facebook.com

Интервью с Анастасией Стариковой, нашей соотечественницей из Швеции, состоялось в результате возникшей в соцсетях дискуссии о правовом положении русских в Скандинавии. Анастасия, , консультирующая наших соотечественников в Швеции по правовым и экономическим вопросам, приехав по делам в Москву, любезно согласилась ответить на несколько вопросов портала "Окно в Россию"

- Анастасия, давайте начнем с того, как вы оказались в Швеции?

- Я оказалась в Швеции в 2008 году в качестве студента Королевского технологического университета. Это была магистерская программа по направлению экономикой и недвижимостью. Программа была на английском языке, и я поехала в качестве студента магистратуры.

- Как вы об этом узнали, что вас сподвигло? Человек живет в России, и, вдруг, он оказывается в Швеции в магистратуре.

- Я очень долго искала такие программы. Искала два года. Остановила свой выбор на Швеции, потому что самое большое количество программ на английском языке было именно в Скандинавии. Из всех скандинавских стран мне ближе всего была Швеция. Так сложилось. Плюс образование было бесплатным на тот момент.

- Вы приехали в Швецию, Вам легко было встроиться в ту систему мышления, менталитета, ведь, говорят, шведский менталитет довольно сильно отличается от нашего?

- Да. Было очень сложно устроиться первые два года. Как психологи выделяют: период туриста, период розовых очков, период снятия розовых очков. До момента снятия розовых очков у меня было два года. Эти два года одновременно было сложно, с другой стороны – я не понимала всю разность и отличия менталитетов. Только по окончании двух лет я начала понимать, почему мне не совсем комфортно в кругу шведских друзей, знакомых, почему меня так тянет в российской диаспоре. Я начал работать в Союзе русских обществ Швеции, чтобы найти свою "российскую" нишу, найти общие точки соприкосновения. Спустя два года во мне турист закончился и начал возрождаться обыватель. Это абсолютно другой мир.

- Розовые очки были сняты. Вы поняли, что вас начало тянуть к русской диаспоре. А что вам не понравилось?

- Первое – набор кодов поведения. Например, нужно звонить в одно и то же время. Шведы - формалисты. Они не любят спонтанного принятия решений. Они не любят спонтанных гостей. Они не любят ничего такого спонтанного, что входит в понятие «русский менталитет», например, позвонить другу в 12 ночи и т.д. Они очень неохотно раскрывают свой внутренний мир, если только  «продружить» достаточно большой период времени. Они очень не любят «грузить» других своими проблемами.

В то время как с русскоязычной диаспорой было намного проще найти точки соприкосновения, потому что мы все выросли в одном культурном пласте. Есть точки соприкосновения, общая история, одинаковые салаты, одинаковые рецепты.

И естественно, идешь по пути наименьшего сопротивления, ведь когда для поиска точек спорикосновения нужно несколько месяцев, несколько часов, то естественно, если нет серьезной мотивации прикладывать усилия. Другое дело, если например, вы вышли замуж за шведа, то там автоматически я должна из уважения погружаться в эту среду. Но когда у меня есть выбор выбирать русскоязычных друзей или иностранцев, и мне не совсем комфортно работать над собой, то мне, конечно, проще русскоязычных найти.

- Вы сказали о том, что учились, теперь работаете. В любом случае работа является серьезным интегрирующим фактором. 

- Я не работаю в офисе, я работаю сама на себя. Поскольку сейчас очень трудно найти работу в Европе, и это многие соотечественники озвучивали. Я работала в Германии, в международной компании в Швеции. Сейчас я создала консультационный клуб, но работаю с соотечественниками. Как показал мой опыт, намного проще найти преданных клиентов и достигнуть доверия среди соотечественников, с которыми ты можешь найти точки соприкосновения, если конечно, ты не открываешь вид бизнеса, который стирает все грани: еда, ресторанный бизнес. Поскольку мы говорим о консалтинге, то мне проще с русскоязычной аудиторией разговаривать.

- Консалтинг какого рода?

- Правовой, бизнес, экономический, социальный… Мы помогаем соотечественникам выпутываться из сложных ситуаций, в которые они попали, уже живя в стране, либо до момента переезда.

- Как раз очень интересный момент. Мы с вами и познакомились в одной из социальных сетей, где шла дискуссия о том, что у русских в Швеции есть правовые проблемы  Кто-то говорил, что есть некое предубеждение против именно русскоязычных. 

- Я считаю, что очень часто это надуманно. Предубеждений именно к русским до сих пор юридически не выявлено, если мы говорим про законы и исследования. Если мы говорим про сам момент негибкости мышления, неспособности адаптироваться, то частный работодатель имеет право выбирать человека более гибкого. Я однозначно не сказала бы, что есть какая-то очень серьезная дискриминация. Как правило, эта дискриминация внутри человека, как он сам к себе относится. Не скрою, пока ты находишься в положении эмигранта, не знающего своих прав, тебе кажется, что тебя угнетают, и ты автоматически оказываешься в этом состоянии жертвы. Если не быть в состоянии жертвы, поменять статус и понимать, что ты этой стране тоже можешь что-то дать, тогда совсем по-другому будут и на работу брать и к тебе относиться. Это очень сильно зависит от внутренней установки.

- Если я правильно понял, то для того, чтобы интегрироваться, поменять статус жертвы, нужно произвести внутреннюю перестройку и в какой-то мере утратить часть себя и приобрести, возможно, какую-то другую часть?

- Модифицировать себя, сделаться более интернациональным человеком, живя в другом месте.

- Когда мы делали интервью с Людмилой Сигель, она говорила о том, что существует такое понятие «страх пред русскими», чуть ли не сказки на ночь шведы детям рассказывают и это идет еще со времен петровских походов. Насколько сильное влияние оказывает это на менталитет шведов?

- Безусловно, оказывает. Но тут вопрос аналогичный тому, как я в свое время поехала на Западную Украину и меня напугали тем, что там русских ненавидят, меня в поезде убьют и т.д. Я двое суток ехала в поезде в Закарпатье. Весь поезд был наполнен рабочими, которые возвращались из Москвы. Мы играли в карты, совместно проводили досуг и никакой вражды не чувствовалось.

Если говорить про СМИ, если мы возьмем информационный пласт и обычного обывателя-шведа, который только и сидит у телевизора и потребляет то, что ему СМИ предлагают, безусловно, у него постепенно зародится это предубеждение, но оно может легко рассеяться в обычной бытовой ситуации.

- Если я правильно понял из ваших слов, что информационный фон в шведских СМИ относительно России больше негативный, да?

- К сожалению, да. Сейчас да.

-  Что Вас больше всего поразило за время Вашей деятельности в консталтинговой компании ?

- Меня поразил такой момент бюрократии, когда шведы умело затягивают дело, если не хотят идти на контакт с иностранцем. То  есть, я думаю, чиновники и обыватели любой страны удачно пользуются бюрократическим процессом. И там где для шведа это будет два-три дня, для иностранца из любой страны, не обязательно из России, это будет либо "нет", либо проволочка.

Например, возможно ли купить жилье? Кооператив отвечает "нет". Начинаешь приводить доводы, начинаешь апеллировать к закону. Оказывается, "да", но вот Вам еще условие и т. д.

Поскольку в стране практически нет взяток в нашем понимании, надо апеллировать только к фактам и законам. И сталкивать их лицом к лицу с ними.

Или человеческий фактор. Если они очень не хотят продать квартиру, они ее не продадут. Они все равно найдут причину. Доказать это невозможно. Доказать, что лично они не хотят, невозможно. Они все равно, лучше, чем иммигрант, знают закон. Но у нас были успешные случаи борьбы с этим.

- Нежелание продать иностранцам квартиру, жилье - связано с тем, что шведы не хотят видеть иностранца у себя в стране? 

- Сейчас очень много иностранцев в Швеции, 20 процентов уже. И естественно, психологически у шведов есть определенная доля отторжения в ответ на навязанную государством любовь: "вы должны всех уважать".

Все, что навязывается, естественно, встречает отторжение. Я просто не стала бы однозначно говорить, что это именно в отношении русских. Есть районы, откуда уезжают шведы и приезжают одни арабы. Есть районы, где живут одни африканцы, выходцы из Африки. И оттуда тоже уезжают шведы. Это факты. Это есть.

Естественно, есть кооперативы, куда входят только шведы, которые имеют на то, к сожалению, основания говорить, что если будут иммигранты, то будет больше воровства, будет больше беспорядка.

Мы смотрели репортаж. Одну шведскую деревушку заселили иммигрантами и есть такой момент, что если у иммигранта статус «беженец», то у него нет права на место выбора жилья. Он едет туда, куда ему сказали. И государство само определяет квоты - в этом месте 10 тысяч, в этом месте 20 тысяч. Они просто едут.

То есть, автоматически все стороны не причем. Иммигранта заселили, у него свои обычаи, повадки, заселили в шведскую деревню, стали пропадать велосипеды, белье. Шведы возмутились. И стали уезжать. То есть естественно, у них есть основание опасаться.

Другое дело, что обидно за наших соотечественников, у которых есть капитал. Наш клиент, который хочет инвестировать, он хочет создать бизнес, он хочет инвестировать в страну. И вроде как Швеция готова к инвестициям. Но менталитет уже шведский и бюрократические процессы не позволяют вкладывать деньги, опять же, потому что репутация российских денег очень сильно испорчена за рубежом.

- Не хочется заканчивать на такой грустной ноте, Скажите, пожалуйста, были ли у вас случаи, может быть из вашей личной практики, когда вам удалось переломить мифы или стереотипы у шведов о русских?

- Да, я хочу сказать, что у меня очень хорошие отношения со всеми моими учителями по шведскому, профессорами в университетах. Я хочу также отметить, что чем выше, мне кажется, это применимо к любой стране, чем выше интеллектуальный, образовательный уровень человека, тем он более способен к восприятию разных точек зрения, общения с разными людьми. И вот из научной среды, студенческой я вынесла, что, даже профессора, больше вначале обучавшие шведов, стали обучать международных студентов. Они постепенно стали с иностранцами находить много точек соприкосновения, учились чему-то от них. Но это не день, не два . Это годы. То есть это очень долгий процесс. 

 
 
Подписаться на комментарии Комментарии 0
 
 

Новости партнеров

MarketGidNews
JHF.ru
Redtram
Loading...

Новости партнеров


 
Зарегистрироваться
Вход
Через социальные сети
Почта
Забыли пароль?
Пароль
Войти
Регистрация
Все поля обязательны к заполнению
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Имя
(ваша подпись видна другим пользователям)
Пароль
Напомнить пароль
Адрес электронной почты
Удалить
Отмена
map
Настройки профиля
Выбрать файл
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Ник
(ваша подпись видна другим пользователям)
ФИО
Дата рождения
Новый пароль
Повтор пароля
Отмена
Дата публикации
c
по
Отмена