Сайт о соотечественниках и для соотечественников

«Россия должна предложить своим партнерам идеологию справедливости»

"Безопасность России всегда будет зависеть от того, окружают ли нас дружественные или хотя бы нейтральные по отношению к нам, благополучные или нет, развитые, развивающиеся или деградирующие государства. Поэтому Россия всегда будет этим странам оказывать внимание и помощь", считает исполнительный директор АНО «ПолитКонтакт» Андрей Медведев

Проект «Окно в Россию» предлагает сегодня знакомство с одним из тех наших соотечественников, кто принадлежит к числу людей, постоянно находящихся в политическом «поле». Мы привыкли читать новости о свершившихся событиях на постсоветском пространстве, но лишь по диагонали проглядывать информацию о конференциях и «круглых столах», не говоря уже о докладах на них, а между тем, многие реальные политические процессы начинаются именно оттуда, с первых контактов, переходящих часто в постоянные; и приобретающих синергетический эффект, воплощающийся в совершенно конкретных результатах. Такова политика, которую делают не только в министерствах иностранных дел. У нас в гостях исполнительный директор АНО «ПолитКонтакт» Андрей Медведев, у которого, кстати, еще и потрясающая биография

- Вы специалист по Средней Азии и Причерноморскому региону. Проект «Окно в Россию» посвящен еще и историям жизни наших соотечественников, чем и обусловлен первый вопрос. Как складывалась Ваша жизнь, перешедшая плавно в политическую специализацию?

- Не имею морального права позиционировать себя в качестве «специалиста», а тем более «эксперта». Данные понятия имеют вполне конкретные определения, которым я объективно не соответствую. Будет более корректным говорить, что я прожил 11 лет сознательной жизни в Средней Азии, а по проблемам Причерноморья мы инициировали и совместно с партнерами из Крыма провели два интересных и содержательных мероприятия. Если Вы зайдете на наш сайт, то поймете, что на данный момент у нас очень большая «распыленность». Мы и в Средней Азии, и в Афганистане, и в Крыму, и в Украине, и в Молдавии с Гагаузией. В следующем месяце планируем провести первое большое мероприятие по безопасности и перспективам развития на Южном Кавказе. То есть нет четкой, узкой специализации. Все наши мероприятия с научной точки зрения в междисциплинарной плоскости. Поэтому давайте остановимся на том, что «ПолитКонтакт» - прежде всего диалоговая площадка, субъект общественной дипломатии.

Если говорить о биографических вехах, то я родился в городе-герое Волгограде, отец - инженер, мама – педагог дошкольного образования, на данный момент оба живы, у каждого по 50 лет официального трудового стажа. По линии обоих родителей – вся родня участники и ветераны Великой Отечественной войны. До призыва на действительную военную службу окончил машиностроительный техникум, параллельно с 15 лет по так называемым «черным субботам» подрабатывал на тракторном заводе, благодаря чему рано вкусил наличие собственным трудом заработанных денег, призыв в Погранвойска, служба в горах Азербайджана на границе с Ираном, учеба в Высшей школе КГБ СССР (последний союзный набор), распределение в Оперативную группу погранвойск Федеральной пограничной службы РФ в Туркменистане, увольнение в связи с ликвидацией данной Оперативной группы, опыт работы в Службе экономической безопасности крупной газотранспортной компании, создание собственной информационно-аналитической коммерческой структуры, увлечение журналистикой, обучение журналистике в программах Фонда Сороса, обучение в Хельсинской зимней школе по правам человека (и прекращение карьеры правозащитника из-за «неподходящего» диплома о высшем образовании). Переезд в Москву. Семья, дети. В целом, ничего особенного.

- Что стало для Вас главным уроком в жизни, заставившим Вас заняться всерьез тем, что обычно занимается нами, независимо от нашего желания, то есть политикой?

- На самом деле уроков, как и у любого человека моего поколения и возраста, было достаточно. Какой из них главный? Затрудняюсь ответить. Пока живы оба мои родителя, ощущаю себя ребенком, поэтому все предыдущие уроки, каждый важен по своему, но, наверное, рано еще думать о главном.

Навряд ли стоит нашу деятельность соотносить с политикой в обычном ее понимании. К общественной дипломатии в нашей стране еще не скоро будут относиться как к серьезной политической деятельности. Но со временем, в этом я убежден, общественная дипломатия станет незаменимой помощницей традиционной, государственной, дополняя ее особенно в тех случаях, когда с позиций официальных по тем или иным причинам действовать затруднительно.

- Последнее время Вы активно занимаетесь продвижением идеи евразийской интеграции. Разрешите детский вопрос? Зачем нам Киргизия, Таджикистан и вообще Средняя Азия или та же Молдавия в качестве партнеров, если они находятся сами в сложнейшей ситуации и России ничего принести взамен на экономическую, военную и политическую помощь не в состоянии? Или в состоянии? Что, кроме предсказуемых проблем и многомиллардных затрат мы получим в случае вступления части среднеазиатских стран в Таможенный, а в будущем, в Евразийский Союз? Минимизацию проблем и только? Или что-то еще?

- Навряд ли обоснованно говорить, что я продвигаю идею евразийской интеграции, являюсь чьим-то сподвижником в этом деле.  

Что касается перечисленных Вами стран, если образно, то несмотря на 22 года независимости друг от друга, мы все, наши страны, остаемся сообщающимися сосудами. И наше благополучие серьезно зависит от того, кто нас окружает. Безопасность нашей страны всегда будет зависеть от того, окружают ли нас дружественные или хотя бы нейтральные по отношению к нам, благополучные или нет, развитые, развивающиеся или деградирующие государства. Поэтому, хотим мы того или нет, Россия всегда будет этим странам оказывать внимание и помощь. Какого качества и насколько эффективно – это уже иной вопрос.

- Возможно ли и нужно ли экстенсивное расширение России за счет ТС, в условиях, когда сама Российская Федерация накопила довольно сильный потенциал центробежных тенденций на Кавказе и в Поволжье и испытывает сложности управления и развития отдаленных регионов Сибири и Дальнего Востока? Не нужно ли сначала заняться укреплением России, а потом уже снова расширять свое географическое, политическое и экономическое пространство? Привлекать друзей и партнеров исключительно материальными возможностями уже пробовали, но история распада Российской империи и Советского Союза довольно ясно показала, что любовь нельзя купить. Как ни странно, но в нашем насквозь прагматическом, глобализированном мире экономическая выгода вовсе не всегда оказывается на первом месте. Особенно на Востоке, который по определению "дело тонкое"...

- На мой взгляд, неправильно говорить, что Россия расширяется за счет ТС, это абсолютно неправильное толкование сути данного интеграционного образования. Но смысл вопроса я понял.

Дело еще и в том, что мы живем в эпоху соприкосновения и (не обязательно всегда, но часто) соперничества нескольких глобальных проектов, претендующих на право определять будущее цивилизаций. Россия своим партнерам по постсоветскому пространству предлагает региональную интеграцию, с позиций которой легче будет совместно выстраивать взаимоотношения с глобальными проектами.

Понятно, что такие малые страны, как Армения, Киргизия, Молдавия, Таджикистан не имеют возможности инициировать собственные глобальные или региональные проекты. Кроме того, их экономики в силу разных причин слабы и неконкурентоспособны. Эти страны не могут на приемлемых для себя условиях войти в глобальные проекты, не утратив самостоятельности.

Иллюзия о том, что это могут себе позволить малые, но богатые углеводородами страны, такие, как Азербайджан и Туркменистан, на мой взгляд, иллюзией и остается. Относительная суверенность данных стран держится за счет шаткого баланса интересов внешних игроков, баланса, подверженного колебаниям.

Нужно ли экстенсивно сейчас расширять ТС? Чем раньше начнется подготовка к вступлению в него Киргизии, а затем и Таджикистана, тем в итоге меньше работы в этом плане придется сделать потом. С Арменией – случай особый, ему нужно уделить отдельное внимание (в данном интервью это невозможно).

Но при этом пинками никого загонять не нужно. Безусловно, России еще самой предстоит стать сильной, единой, привлекательной, страной для достойной жизни. Но данные процессы должны идти параллельно, в разумные временные отрезки. Что касается идеологии, то для меня видится единственно возможная надежная основа развития взаимоотношений России со странами постсоветского пространства – идеология СПРАВЕДЛИВОСТИ. Вы правильно считаете, что за деньги любовь не купишь, расширять же цивилизационное пространство исключительно за счет военной силы или угрозы ее применения и слишком дорого, и также ненадежно.

- Андрей Николаевич, название Вашего детища - "ПолитКонтакт". Политические контакты, что это такое в Вашем представлении? Замыкаются ли они только на статусных политиках? Кто вообще делает реальную политику в реальном мире реальных людей, а не виртуальных массовок и вполне осязаемых физически, но идейных симулякров? И как отличить все эти персонажи друг от друга?

- Спасибо за внимание «Окна в Россию» к нам. Внимание приятное. Так получилось, что в большей степени мы привыкли к вниманию к себе со стороны европейских (ЕС) исследовательских сетевых структур, в поле внимания которых, как ни странно, почему-то в большей степени находится наша деятельность. Это если сравнивать с уровнем внимания к нашей деятельности со стороны российских, казалось бы, теоретически должных быть заинтересованными, структур, в том числе и рейтинговых масс-медиа. Особенно данный дисбаланс проявился в последнее время, после нашей недавней презентации собственного социологического исследования по Гагаузии, осуществленного в начале октября этого года в столице автономии, городе Комрате. Тем не менее, Ваше внимание воспринимаю как логичную закономерность – мне хочется думать, что постепенно количество проведенных нами и по нашей инициативе мероприятий переходит в качество их результатов. Поэтому вниманию проекта «Окно в Россию», я, безусловно, рад.

Но, наверное, не будем сегодня говорить о результатах наших независимых исследований по Гагаузии, не будем сегодня говорить о ситуации вокруг бипатридов в Туркменистане, не будем говорить подробно ни о бывшей советской Средней Азии, ни об Афганистане и других географических координатах, в которых так или иначе «ПолитКонтакт» обозначился в качестве диалоговой площадки.

Переходя к «ПолитКонтакту» и отвечая на Ваш вопрос, – Автономная некоммерческая организация «Центр политических технологий «ПолитКонтакт» существует с мая 2009 года, то есть в следующем году мы отметим 5 лет нашего существования в форме юридического лица. Если говорить о целях, то основная – быть юридически оформленным субъектом российской общественной дипломатии, «ПолитКонтакт» позиционирует себя в качестве диалоговой площадки.

Возвращаясь к Вашему вопросу, будет правильно сказать, что за неполные пять лет нашего существования, через мероприятия в которых мы выступали инициаторами и соорганизаторами, прошло более 300 квалифицированных специалистов, экспертов, действующих политиков, нынешних или бывших госчиновников, включая дипломатов высокого ранга из, по-моему, 23 государств, ряд бизнесменов, которые по своим причинам оказались за рамками публичности, но без помощи которых навряд ли бы мы смогли что-то сделать.

Среди участников наших мероприятий, безусловно, есть лица, непосредственно включенные в выработку и подготовку принятия политических решений тех стран, гражданами которых они являются. В этом плане, безусловно, «контакт есть», он обусловлен не только добросовестным отношением с нашей стороны, но и таким же отношением наших зарубежных партнеров к совместным мероприятиям. То есть, если говорить об опыте наших международных мероприятий, то основная наша заслуга – в их инициировании, а их результаты - это результаты совместной деятельности.

Нам рано пока хвалиться количеством результатов, но качество имеющихся позволяет говорить о том, что основное направление развития «ПолитКонтакта» - это рост доверия к нашей диалоговой площадке, что позволит со временем выступать в роли одной из возможностей поддерживать обмен мнениями, проводить политические консультации «в своей горизонтали» в доверительном формате внезависимости от состояния политических взаимоотношений на высшем уровне тех стран, в диалог с которыми мы вовлечены. Безусловно, в своих амбициях мы не единственные, кто строит стратегию своего дальнейшего развития примерно аналогичным образом, но уже имеющийся опыт позволяет мне говорить о наших конкурентных преимуществах, как субъекта российской общественной дипломатии.

Вы задаете вопрос о «виртуальных» массовках и физически осязаемых «идейных» симулякрах. Уверен, что в наше время весьма сложно разобраться в том, как отличить эти персонажи друг от друга. Но если под понятием «симулякр» Вы подразумеваете, в первую очередь, - «имитацию», «чучело» или «подделку», то было бы неправильно с моей стороны комментировать деятельность аналогичных структур, работающих на поле общественной дипломатии.

Тем не менее, если рассуждать категориями «цена/качество» об эффективности «мягкой силы» в российском исполнении, то, например, Масленица в Лондоне – это имитация, а на днях завершившееся в Подмосковье мероприятие Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова – это заметный и ощутимый шаг вперед по сравнению с аналогичным мероприятием двухгодичной давности. Но, повторюсь, все это субъективно – ни там, ни там я лично не присутствовал, просто имел возможность опросить непосредственных участников.

В первом случае, ничего кроме отвращения «от очередного распила» я не услышал, во втором – трое независимо друг от друга опрошенных приглашенных из стран СНГ участников, не сговариваясь, буквально захлебывались положительными эмоциями и впечатлениями. Все они были участниками аналогичного мероприятия двухлетней давности, им было с чем сравнить, поэтому искренне рад их восторгу от мероприятия и грусти по поводу расставания с друзьями. Правда, возникло некоторое взаимное недопонимание между участниками и официальным руководством фонда, что и не осталось незамеченным со стороны приглашенных из-за рубежа России участников. 

- Андрей Николаевич, Вы человек военный по своей биографии. Пограничники, как и чекисты, бывшими не бывают. Почему Вы отказались от карьеры военного? Что для Вас сегодня является делом чести?

- Спасибо за вопрос! Ответ на него прост. Как ранее упомянул, я являюсь выпускником Высшей школы КГБ СССР последнего союзного набора. То есть поступили мы при Союзе, а выпускались уже из Академии Федеральной службы контрразведки. Наш курс уникальный – нам разрешили доучиться вместе. Тех же, кто поступил на год позже, после 1991 года разделили по разным учебным объектам, разным учебным программам. Нас же выпустили еще по тем, старым стандартам. Я был подготовлен к защите внешнего периметра бывшей единой Большой страны. И все шло замечательно. Но в 1999 году было принято политическое, с моей точки зрения, абсолютно неправильное, решение о ликвидации Оперативной группы ПВ ФПС РФ в Туркменистане. Мне предложили перевестись с повышением на охрану российско-украинской границы, то есть охранять не внешний периметр, а внутренние границы бывшей единой страны.

Понятно, что это было унизительно, как с точки зрения тех знаний и подготовки, полученных во время учебы, так и с точки зрения уже имевшегося профессионального опыта. Поэтому я уволился по организационно-штатным основаниям. Мой пример не является чем-то особенным, на нашем курсе я такой не единственный. Не хотелось бы говорить громких слов о чести, легче о принципах. Так вот один из них, действующий в среде выпускников нашего курса - не подставлять и не работать против своих.

В моем случае это выражалось в том, что в нескольких странах, где мне доводилось проводить международные мероприятия политического характера, приходилось отказываться от встреч с однокурсниками, чтобы не создавать для них неудобной ситуации – необходимости «отписываться по факту встречи».

- Туркмения, в которой Вы отслужили 11 лет, чему научила Вас, русского человека и офицера?

- Давайте уточним: действительно, я жил в Туркменистане без малого 11 лет. Но служил всего лишь 5 с небольшим лет, вплоть до ликвидации Оперативной группы. Научила Туркмения многому, перечислять слишком долго, а в двух словах – многому из того, чему может научить соприкосновение на личном уровне с другой культурой. В общем, жил там прекрасно, впрочем, не забывая о том, что я в гостях. Застал еще то время, когда литровая банка браконьерской черной икры стоила 10 (десять) долларов, застал и тот период, когда после покушения на С.Ниязова в ноябре 2002 года, научился переходить улицы исключительно по пешеходному переходу и исключительно на зеленый свет. Но жить там было интересно и комфортно – я полностью вписался в местный колорит, за что соседи по дому прозвали меня «русским туркменом».

- У Грэма Грина есть несколько замечательных романов о "мягкой силе" Америки, как сказали бы сегодня... Это и "Тихий американец", и "Наш человек в Гаване". Вам самому приходилось сталкиваться с методами политического влияния США в постсоветский уже период? Чему научились и что решительно отвергли, как метод достижения реальных политических целей?

- Интересный вопрос. На эту тему могу говорить бесконечно, но постараюсь ответить коротко. Когда увлекся журналистикой, мне посчастливилось пройти обучение по нескольким программам, которые финансировались Фондом Сороса, а также Госдепом США. Надо сказать, что это было интересно. Благодаря этим программам я побывал во всех странах бывшей советской Средней Азии. Сначала я не обращал внимания на то, как последовательно участникам, что называется «промываются мозги», лишь потом, даже с моим профессиональным образованием, дошло, что я попал на конвейер подготовки оппозиционеров. Люди, которые участвовали со мной вместе на тренингах, потом, кстати, приняли самое активнейшее и непосредственное участие в свержении А.Акаева. Но тут не в персоналиях дело.

На этом конвейере штамповались лидеры, которые смогут вести за собой молодежь, и эти лидеры воспитывались на полном отрицании всего хорошего, что было в нашей совместной истории, я имею в виду Россию и страны Средней Азии, на ее искажении, перечеркивании достижений советской эпохи понятием «совка». Так вот, последовательности и комплексному подходу Соединенных Штатов в достижении своих политических целей в данном регионе можно, действительно, поучиться. Что-то взять на вооружение в качестве политических технологий, наполнив их, конечно же, иным содержанием, созидательным, безусловно. Отвергнуть нужно идеологию разрушения.

Понятно, что любой конфликт – это сразу большие деньги, автоматически происходит увеличение капитализации – социологи получают больше заказов на исследования, журналисты и «говорящие головы» сразу заламывают свои гонорары, вокруг конфликта начинает кормиться куча до этого безработного люда. Все это понятно. Но у России, как мне думается, цивилизационно абсолютно иная миссия – миротворчества и созидания.

Поэтому и говорю, что если Россия хочет возвратить свои во многом утраченные политические позиции на постсоветском пространстве, она должна предложить своим партнерам идеологию СПРАВЕДЛИВОСТИ. Чтобы повторять чужой опыт, примерять к себе методы, не в России, не для России, а зачастую, против России, разработанные «мягкой силой», - на это нет ни времени, ни достаточных сил и средств. Имитация же «бурной деятельности», как правило, обогащает отдельных персоналий, но реальных результатов не дает.

- Ваше отношение к судьбам наших соотечественников - насколько оно пристрастно и насколько определяет Ваши политические действия? Вы знаете наших людей в Средней Азии, Молдавии, Приднестровье, на Кавказе - не по очеркам в центральных таблоидах. Могут ли русские в этих регионах продолжать (!) уже третий десяток лет надеяться на Россию? Что им делать? Понятно, что единого рецепта для всех нет, но основные алгоритмы действий, в зависимости от региона и социально-экономической и возрастной группы соотечественников?

- Буду честным перед Вами, я никогда профессионально не занимался темой российских соотечественников, поэтому у меня нет конкретных ответов на комплекс данных вопросов. Скажу лишь, что:

- во-первых, неоднократно сталкивался с самой циничной формой коррупции в лице конкретных представителей тех или иных российских структур, аккредитованных в той или иной стране пребывания и имеющих дипломатический иммунитет. ;

- во-вторых, знаю конкретные семьи, которые, поверив в Программу переселения (в первой редакции), что называется, прошли все круги ада, но в итоге вернулись обратно, фактически в никуда, однозначно понизив свой социальный статус по сравнению с тем, с которым они уезжали. В каждом конкретном случае, безусловно, нужно разбираться персонализировано, возможно, так это и делается.

- в-третьих, вспоминаю 2003 год и ситуацию, породившую нынешнюю проблему с бипатридами в Туркменистане. Конечно, не было того, как расписали некоторые журналисты «газ в обмен на людей». Не было этого, если говорить категориями «умысла» с российской стороны. Контракт века по поводу туркменского газа так и не состоялся, вот бипатриды, получившие российское гражданство после 22 июня 2003 до сих пор пребывают «в воздухе». А их не мало. То есть граждан РФ, ущемленных в своих правах. Но ведь никто не понес заслуженного наказания. И эта не та тема, которую можно позволить себе замолчать.

Поэтому отвечая на Ваш вопрос, скажу, что в моем понимании до сих пор судьбы наших соотечественников в перечисленных Вами странах являются вторичными для наших чиновников, сидящих на этой теме. Я могу ошибаться, хотя бы потому что, повторюсь, никогда не занимался профессионально темой российских соотечественников, но такое впечатление, что в целом Россия еще не доросла до понимания ценности русской диаспоры за ее границами. Повторюсь, что это исключительно мое мнение, и надеюсь, что ситуация постепенно начнет исправляться, и от этого процесса я не буду самоустраняться.

- Ваша деятельность суха, строга, конкретна, нацелена на достижение политического результата. Вы не мечтатель, Вы практик, наверное. И все же, мечта, Ваш политический идеал, к которому приходится идти то короткими перебежками под огнем, то сдерживая себя и не поднимая лишний раз голову над бруствером политического окопа. Ради чего всё?

- Мы спокойно уживаемся на поле общественной дипломатии с другими аналогичными структурами. Никогда никого не критикуем, но иногда хвалим, когда соприкасаемся с чем-то положительным. Точно так же относятся и к нам. Например, повторюсь, как бальзам на душу слушал оценки недавнего мероприятия Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова. Приятно потому, что я не могу навязывать молодому поколению свое мировоззрение или точки зрения, они во многом специфичны и с точки зрения места рождения (городе-герое, имеющем трагическую судьбу, в том числе и сейчас), воспитания в семье, где оба родители – дети войны, и специфики образования, собственного жизненного опыта. Поэтому, когда твой собеседник делится с тобой тем, чему бы тоже сам радовался, это здорово.

А по поводу того, ради чего все это? Все же, прежде всего ради конкретных результатов. На сегодня их немного, но они есть. Например, на основе анализа докладов на одном из наших международных круглых столов, были приняты некоторые поправки в тактику внешнеполитической линии в отношении страны, где мы это мероприятие проводили.

Или наше недавнее исследование по Гагаузии дошло до ЕС, попало на столы нескольких еврочиновников, которые готовят Вильнюсский саммит. И судя по их реакции, данное исследование заставило их задуматься о правильности своих действий. Впрочем, я не идеализирую результаты нашей деятельности. Они, безусловно, пока скромны. Но мы развиваемся, у нас появляются новые партнеры, готовые планировать и совместно реализовывать проекты по тем стандартам качества, планку которого мы для себя определили и опускать не намерены.


В рамках проекта "Окно в Россию" на сайте "Голоса России" публикуются истории из жизни за пределами Родины бывших и нынешних граждан СССР и РФ, иностранцев, проживавших в России и изучающих русский язык, а также аналитические материалы и интервью, посвященные жизни русской диаспоры за рубежом.

Уехавшие за рубеж россияне часто подробно описывают свои будни в блогах и на страничках соцсетей. Здесь можно узнать то, что не прочтешь ни в каких официальных СМИ, ведь то, что очевидно, что называется из окна, с места событий, редко совпадает с картинкой, представленной в больших масс-медиа.

"Голос России" решил узнать у своих многочисленных "френдов" в соцсетях, живущих в самых разных уголках мира, об отношении к русскоязычной диаспоре, феномене русских за границей, о "русской ностальгии" и о многом-многом другом.

Если вам тоже есть чем поделиться с нами, рассказать, каково это – быть "нашим человеком" за рубежом, пишите нам по адресу home@ruvr.ru или на наш аккаунт в Facebook.

Оригинал публикации: Окно в Россию
 
 
Подписаться на комментарии Комментарии 0
 
 

Новости партнеров

MarketGidNews
JHF.ru
Redtram
Loading...

Новости партнеров


 
Зарегистрироваться
Вход
Через социальные сети
Почта
Забыли пароль?
Пароль
Войти
Регистрация
Все поля обязательны к заполнению
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Имя
(ваша подпись видна другим пользователям)
Пароль
Напомнить пароль
Адрес электронной почты
Удалить
Отмена
map
Настройки профиля
Выбрать файл
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Ник
(ваша подпись видна другим пользователям)
ФИО
Дата рождения
Новый пароль
Повтор пароля
Отмена
Дата публикации
c
по
Отмена