Сайт о соотечественниках и для соотечественников

«Эмиграция похожа на пересадку дерева, когда тебя вместе с корнями высаживают на новую почву. Приживаться трудно»

Что такое судьба – стечение разнообразных случайностей, предопределение свыше или результат сильной человеческой воли? Что дает эмиграция: насколько эта перемена участи болезненна и насколько необходима?

Олег Рамбам – не знаменитость, не художник, не певец, не писатель (хотя насчет этого есть сомнения – по секрету мне сказали, что как раз роман он написал, и сейчас, живя в Израиле, подыскивает издательство в России). Почему в России? Да потому, что пишет на русском, будучи родом «из детства», из СССР, из города Кишинёва. Мы познакомились в соцсетях – и меня сразу поразила афористичность его «постов» - кратко, весомо, остроумно. Очень талантливо. И еще – в его коротеньких эссе, афоризмах, сочиненных собственноручно анекдотах (редкий дар, между прочим!) чувствуется то, что мы называем «тоской по родине». Недаром же говорят, что человек весь «слеплен» из детства, из его запахов, его неповторимой атмосферы, его «шлейфа», который потом тянется за нами всю оставшуюся жизнь…

Об этом «Амаркорд» Феллини, об этом писал великий Марсель Пруст в первом томе своей знаменитой эпопеи «В поисках утраченного времени».

- Олег, когда ты впервые попал в Израиль?

- Впервые? В июне 88-го. И случилось это, скажем так, назло советской власти: мне отказали в невинной туристической поездке в Будапешт, а я взял и обиделся. Ну, думаю, не Будапешт, так Израиль, я вам покажу! В общем, обидевшись, взял и попросил отца (а к этому времени он уже уехал навсегда), выслать приглашение… И вот, в полной уверенности, что на этот раз у меня всё получится, отправился в ОВИР. Об эмиграции даже и не помышлял… И о том, что через два года я стану новым репатриантом, не думал, и в мыслях не было.

- В СССР все, стало быть, устраивало?

- Не то чтобы «устраивало», более того: в восьмидесятые годы для меня СССР представлялся «страной неограниченных возможностей», как ни странно это прозвучит сейчас… Но… Случилось то, что случилось, а всё что случается – к лучшему. Сама знаешь.

- Страшно не было? Другая страна, климат?

- Сегодня, оглядываясь назад, страшно. Так сказать, апостериори – когда перепрыгнул через овраг, не боялся, а потом вспомнил, зажмурился… Бывает такое… А тогда нет, интересно было: я ко всему присматривался с жадностью, все было внове.

- Ну, а язык?

- Ты знаешь, что мне с детства внушили, наверно, что русский – великий и могучий, я и поверил… Думаю, раз великий и могучий, зачем мне еще какой-то другой знать?

- Не смеши меня.

- Да нет, правда. Люди ходили на курсы, учили иврит, английский. А я почему-то решил, что мне и русского языка в Израиле будет достаточно.

- Тем не менее ты вроде обустроился: судя по твоему всегда оптимистическому настроению, все в порядке?

- Я пока еще продолжаю обустраиваться. Но это скорее относится не к месту, а к жизни. А сложности… Они ведь имеют свойство с течением времени приобретать такое парадоксальное свойство – оборачиваться своей же противоположностью… То, что сегодня заставляет тебя страдать, завтра может восприниматься с улыбкой.

- Чувствуешь себя наконец настоящим евреем, слившимся со своим народом?

- Понимаешь, тут такая штука. В Израиле собрались евреи со всего мира, кажется, более чем из семидесяти стран. И тем народом, о котором мы знаем из книг, ему ещё предстоит стать. А вот в процессе поучаствовать – это захватывает…

- Какое интересное соображение…Никогда бы в голову не пришло…

- Но при этом - в отличие, скажем, от литовцев, азербайджанцев и многих других, - мне было значительно проще отнести себя к общности «советский народ». Ведь эту общность объединяло не место, а идея. А идея равенства и братства - это же просто переиначенное библейское «возлюби ближнего». Конечно, теперь мы стали умнее и понимаем, что для достижения цели не все средства хороши… Более того - от выбора средств зависит, достигнешь ты цели или нет….

Однако, несмотря на все это, детство и юность не перечеркнешь: настолько, что для меня русский язык - родной, и я, может быть, и хотел бы говорить и понимать на иврите так же, как на русском, но… ленюсь.

- Или это невозможно? Язык же – это праматрица, нечто, впитанное с молоком матери?

- Ну да… Похоже на то… Недаром на иврите «родной язык» – «сфат эм» - дословно «язык матери». Ну, ты понимаешь, о матери не говорят негативно – сфат эм, этим все сказано…

- За эти годы ты побывал хоть раз в России или в Молдавии, откуда ты родом?

- Знаешь, как-то не пришлось… Одно время мне страшно хотелось приехать, посмотреть, что да как, что тут изменилось, но… одного желания недостаточно. Однако земной шарик-то оказался не таким уж и непреодолимым! Вот ты сейчас сидишь в Москве и задаешь мне вопросы, а я сижу в Хайфе и отвечаю … Фантастика! Кто бы мог подумать о таком каких-то 10 лет назад! Не говоря уже о том времени, когда я уехал!

- Ты, я знаю, гордишься своей женой. Она у тебя математик?

- Это правда: с женой мне повезло. То, что нашёлся человек, готовый терпеть тебя, вообще уже большая удача. А ей еще и удалось то, чего никак не удавалось моим школьным учителям: она пробудила во мне любовь к математике. Но не как к науке, а как к образу мышления… Это особый такой мир, страшно интересно… Скажем, при том, что я внешне не веду религиозный образ жизни, я считаю, что мир управляем, что всё развивается согласно закону, и у закона есть автор.

- Как бы подытожил этот период жизни – четверть века? Что дает тебе эмиграция?

- Ничего не даёт, если честно. Вначале дают какие-то деньги, квартиру могут дать на периферии, скидки по налогам, бесплатное медицинское обслуживание на первых порах, ещё какие-то льготы, а так… Больше ничего.

- Тоже немало.

- И тем не менее. Все это мелочи по сравнению с тем, что на самом деле эмиграция похожа на пересадку дерева, когда тебя вместе с корнем вынимают из одного места и сажают в другое. А вот прорасти - это уже твоя задача.

- Больше свободы или меньше, больше чувства затерянности в мире (это все испытывают, даже те, кто дальше своей деревни никогда не выезжал) или меньше?

- Чувство потерянности или свободы? Да я в течение суток могу быть двадцать раз свободным и двадцать - потерянным. Потерял солнечные очки – потерян, нашёл – свободен.

- Ты все смеешься…

- Потому что в эту самую минуту - свободен.


В рамках проекта "Окно в Россию" на сайте "Голоса России" публикуются истории из жизни за пределами Родины бывших и нынешних граждан СССР и РФ, иностранцев, проживавших в России и изучающих русский язык,а также аналитические материалы и интервью, посвященные жизни русской диаспоры за рубежом.

Уехавшие за рубеж россияне часто подробно описывают свои будни в блогах и на страничках соцсетей. Здесь можно узнать то, что не прочтешь ни в каких официальных СМИ, ведь то, что очевидно, что называется из окна, с места событий, редко совпадает с картинкой, представленной в больших масс-медиа.

"Голос России" решил узнать у своих многочисленных "френдов" в соцсетях, живущих в самых разных уголках мира, об отношении к русскоязычной диаспоре, феномене русских за границей, о "русской ностальгии" и о многом-многом другом.

Если вам тоже есть чем поделиться с нами, рассказать, каково это – быть "нашим человеком" за рубежом, пишите нам по адресу home@ruvr.ru или на наш аккаунт в Facebook.

Оригинал публикации: Окно в Россию
 
 
Подписаться на комментарии Комментарии 0
 
 

Новости партнеров

MarketGidNews
JHF.ru
Redtram
Loading...

Новости партнеров


 
Зарегистрироваться
Вход
Через социальные сети
Почта
Забыли пароль?
Пароль
Войти
Регистрация
Все поля обязательны к заполнению
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Имя
(ваша подпись видна другим пользователям)
Пароль
Напомнить пароль
Адрес электронной почты
Удалить
Отмена
map
Настройки профиля
Выбрать файл
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Ник
(ваша подпись видна другим пользователям)
ФИО
Дата рождения
Новый пароль
Повтор пароля
Отмена
Дата публикации
c
по
Отмена