Сайт о соотечественниках и для соотечественников

Доктор Ира

Многим из иммигрантов довелось пережить столько, что вполне хватит и на роман, и на фильм с продолжением. Трагедии и юмор, беды и радости - в этих судьбах всего в избытке

Иммигрантские истории. Многим из нас, иммигрантов, довелось пережить столько, что вполне хватит и на роман, и на фильм с продолжением. Трагедии и юмор, беды и радости - в этих судьбах всего в избытке. Перечитывая рассказы наших читателей, замечаешь, что в самых трудных ситуациях на помощь всегда приходят люди, щедро одаренные добротой, неравнодушием и другими прекрасными качествами. Наши души - как чуткий камертон: они откликаются на человечность и передают ее дальше. Об этом и предлагаемая вам новая история.

Почти 7 лет назад, проживая еще в шелтере Скарборо в качестве беженцев - я, моя больная 80-летняя мама и 13-летняя дочь, - с помощью работника шелтера нашли русскоговорящего врача в поликлинике Норс-Йорка по адресу 4646 Dufferin Street. Нам даже вызвали такси, поскольку мама моя уже почти не передвигалась. Записались в регистратуре: здорово! - все говорят на русском, как дома. Уютно и приятно. Правда, ужасно далеко...

Но ничего не поделаешь - в Скарборо нам за все два месяца проживания вообще русскоговорящие не встретились. У дочки проблем не было - английский знала прилично, я - кое-как, а мама вообще никак...

А ее здоровье - самое важное для меня. Хорошо, что работники шелтера привезли нас сюда. Сели в ожидании приема. Вокруг и больные по-русски общаются. Врачи вызывают, мило улыбаясь, по-доброму выкликая имена и фамилии. Нас записали к доктору Еленбауген. Интересно, какая она...

Из соседних кабинетов выглядывали славные женщины - доктора лет 50-ти. И мне хотелось, чтобы наша врач тоже была постарше, поопытнее. После всех наших потрясений у нас у всех были серьезные проблемы со здоровьем - сменили шесть стран за три года и три войны!..

Шутка ли?!

Наши испытания

Первая война - Узбекская исламская революция с терактами, стрельбой и взрывами - на так называемой Родине, где нас лишили нашего приватизированного жилья и всего личного, нажитого за три поколения, пока мы были в двухгодичной командировке в США. (Мой муж, физик, был приглашен в Техасский университет на работу). А вернулись - и нет ничего.

Пришлось бежать на родину мужа, отца моей тогда еще 10-летней девочки - в Армению. А там вторая война - Карабахский конфликт, блокада... Ереван без света, без газа, без воды.

Муж поселил нас в однокомнатной разбитой и совершенно пустой квартире, доставшейся ему когда-то от деда по наследству.

Ночь провели на чемоданах, а наутро мой суженый отправился к своей родной мамуле - между прочим, доктору философских наук! - за всеми необходимыми для проживания вещами - ложками, чашками, кастрюлями, раскладушками, подушками, одеялами и пр. весьма важными в быту предметами. И не вернулся...

Нет-нет - он не погиб... Мать спрятала его от военной службы в Нагорном Карабахе... и от нас. Да так, что мы до сих пор не знаем о месте его нахождения, хотя в Канаде его искали даже через Интерпол. Вот так мы почти на год "задержались" в Ереване - без денег, без вещей, без медицины, поскольку были гражданами Узбекистана и наши узбекские паспорта указывали на наше иностранное происхождение.

Даже дочка с армянской фамилией и как бы армянскими корнями по отцу, не имеющая никакого паспорта вообще, не могла ни учиться, ни обследоваться, хотя падала от голодных обмороков прямо на улице и катастрофически теряла зрение. Но хуже всего было маме - за год до этого она упала и сломала правое плечо еще в Америке, рука работала плохо, а в ее возрасте и так болячек больше, чем нужно...

Но мы медициной пользоваться не имели права... Администрация пожимала недоуменно плечами: мол, вы не наши люди и что с вами делать - мы не знаем. Даже на парламентском слушании (а я дошла и до армянского правительства!) мать моего мужа - "гордость" ученого мира - грозно размахивая руками, кричала:

"Я вообще не знаю, где мой сын. Возможно, в России в поисках работы. Он физик, он учился в Москве. А этих я сюда не звала, пусть убираются куда хотят. Она и так 10 лет держала его в Ташкенте, и жидовская внучка мне не нужна, у меня еще будут армянские. Пусть сдохнет здесь..." Вот такие ученые речи... Швырнула стул на пол, хлопнула дверью и была такова... Даже парламентские мужи ахнули от ее хамства.

Еврейский "Сохнут" и синагога тоже не признали нас своими и отказались помогать, поскольку у нас не было ереванской прописки, а помощь у них была только "адресная".

Мы это видели своими глазами и слышали своими ушами, как жена раввина бесцеремонно торговалась при нас по телефону, навинчивая цены на кур, яйца, рыбу и прочие продукты, получаемые из благотворительного фонда Израиля, и тут же услужливый водитель раввинского "джипа" лихо закидывал товар в багажник и на задние сиденья, затем все быстро развозил по адресатам. Нас не стеснялись - мы были никто.

Только один раз и накормили, когда моя дочь при виде всего этого изобилия упала в голодный обморок. "Скорую" вызывать не стали, поскольку мы - иностранцы, но нищие... Не заплатим. Местный врач при синагоге измерил ей давление - оно было более чем низким - 70/50...

Нас накормили пустыми щами, где плавали листик капусты, луковички и жиринки постного масла. (Таков был рацион местных еврейских вдов). Даже нашей бабушке налили в баночку. Это был весьма благородный поступок со стороны главного раввина Армении.

Но, как известно, мир не без добрых людей - иначе мы умерли бы и замерзли зимой в 26-градусный мороз, где инеем покрывались стены нашей ночлежки. И это - в прекрасной, некогда действительно цветущей, гостеприимной Армении! Да, Господь никогда не дает испытать более возможного... Некоторые соседи, их знакомые, потом уже и появившиеся друзья, конечно, нас пожалели, помогли выжить и даже потом уехать...

А ехать нам практически было некуда. Российского гражданства нам не дали - никто из нас не был рожден в России, родственников там нет. Назад в Узбекистан возвращаться было просто опасно. Родственников вообще нет нигде. Куда? Современная христианская община Еревана взяла над нами шефство, связала с консулом Израиля, который приезжал иногда в Тбилиси (это единственное консульство Израиля на весь Кавказский регион). У меня еврейство по папе, который скоропостижно скончался в 1979 году в возрасте 53 лет. Мама - русская.

Дочь как бы армянка, но не нужная Армении. Ужас какой-то! Израильский консул сказал, что все берет на себя, поскольку я - дочь еврея, моя мама - вдова еврея, но его памяти не изменившая, проблема только в разрешении отца на выезд дочери... Но как его найти - отца-то, некогда исступленно молящего у Господа дочку?.. И вымолившего ее...

Парламент Армении, возмущенный поведением ученой "леди", наложил арест на все имущество ее и сына, обязал содержать нас, предоставить жилье и прописать в Ереване, дать внучке образование. Вот эти меры, наконец, вынудили нашу "родственницу" в недельный срок развести нас (причем заочно) и получить разрешение на выезд девочки. Подписи моего мужа были реальны, а его самого дочка так больше и не увидела никогда...

Затем, через Тбилиси - без виз и таможенного досмотра, нас загрузили как мешки с картошкой в израильский самолет. А там началась другая эпопея - русская мать, армянская дочь, и я там - не еврейка... Два года мытарств, приспособлений, а тут начался и израильско-ливанский конфликт, который застал нас в Хайфе, где более 200 бомб ежедневно буквально сыпались на наши несчастные головы...

Мама только как полгода перенесла инфаркт, дочка в истерике от ужасов этой жизни сама лезла под бомбы, и нам опять пришлось бежать от всего этого кошмара уже сюда, в Канаду...

Наш доктор

Я почему так много пишу о наших злоключениях, чтобы вы могли понять, какими непростыми пациентами мы были. И как нам был необходим необыкновенно замечательный доктор. ...Вот, наконец, из кабинета, в который мы должны были попасть, вышла миниатюрная девушка с модной копной рыжих волос. На высоченных каблуках и в белом халатике нараспашку, из-под которого виднелось изящно облегающее платье, она проследовала с чашкой куда-то по коридору. "Ну, это, конечно, практикантка, - сразу подумала я. - Она не может быть доктором, слишком молода".

- Это практикантка? – спросила я у сидящей рядом женщины.

- Нет, что вы, это доктор Ирина Еленбауген, - ответила она мне с улыбкой.

- Такая молодая? - невольно разочарованно вырвалось у меня.

- Да не такая уж она и молодая, - заметила мне собеседница, - и очень знающая, опытная. Хороший доктор!

"Да ну, девчонка! - стала переживать я. - Вот не повезло-то... Молодая, легкомысленная - вон как вырядилась! Накрасилась, вся в обтяжечку, модная, как куколка, как манекенщица, только ростом чуть-чуть не вышла. Этой точно не до пациентов..."

Сидели мы долго. Народу к нашей Ирине - море... "Вот, - все переживала я, - нет у нее ни нашего образования, ни опыта. Чем она поможет нам? Маме? Дочке? Я ведь ее в 40 лет родила недоношенную - 8-месячную, всего 1 кг 900 гр. веса, с пролапсом митрального клапана. И чем только она у меня в этой Азии не переболела - родилась со стафилококком кишечника, в 6 месяцев - дизбактериоз, сальмонеллез, в 4 года - гепатит А, и прочая, и прочая..."

Да и сама я уже выдохлась - махровая гипертония, оперированная щитовидка с растущими дальше узлами, больной позвоночник и колени (в Израиле даже уколы в кости делали), крутая бессонница и другие гадости.

И вот все это должна осилить молодая кокетка?.. Да она и насморк не вылечит... Ох, мы пропали, точно. Потом надо будет перебраться к кому-нибудь посерьезней. Узнать бы, к кому. Но не успела я завести разговор, как нас вызвала доктор. Мы все трое еле поместились в ее кабинете. Маленький столик с компьютером, за которым сидела Ирина, кушетка и два стула для пациентов - вот и весь интерьер. Скромно, тесно, но, наверное, так и надо.

- Извините, что вам пришлось так долго ждать, но вы приехали без записи, а пациентов у меня много - вы видели сами. Вы – новенькие, и времени вас всех троих выслушать нужно больше, поэтому вы и оказались последними. Вообще-то часы моего приема уже давно закончились, но вы из Скарборо, а это далеко. Я в Скарборо проработала 10 лет, знаю. И что там нет русских семейных врачей, тоже знаю. Вашей пожилой маме, конечно, нужна помощь. Вы - беженцы и живете в шелтере? - голос доктора звучал мягко, но устало.

И вблизи она была совсем не девочка, а женщина средних лет, но безупречно подтянутая и привлекательная. Я рассказала ей обо всех наших проблемах и, конечно, о тяжелых перипетиях нашей судьбы.

В итоге доктор проявила к нам сочувствие и отнеслась более чем ответственно - назначила полное обследование: кардиологические, крови, УЗИ, маму сразу направила к гериатру в Бэй Крест, выписала первоначально необходимые лекарства - от давления, от бессонницы и пр. И все семь лет - самое полное участие, внимание, терпение, высочайший профессионализм и психологическая терапия.

Даже не отказывала просто в беседах с моей дочерью, у которой в силу подросткового возраста и множества пережитых стрессов иногда случались нервные срывы и истерики. Доктор действительно стала для нас близким и необходимым человеком.

...У мамы развилась болезнь Альцгеймера, безумно трудно и тяжело проходила наша иммиграционная ситуация - обманывали иммиграционные консультанты, адвокаты, не хватало денег на их услуги, нужны были бесконечные справки - и со всем этим я бежала к Ирине, она лечила наши болезни, снимала нервное напряжение, сочувствовала, утешала - стала как родная...

И за это понимание я привязалась, полюбила нашего доктора, как сестру, как Человека с большой буквы, как красивую, умную и сильную женщину.

Три года мы ездили из Скарборо, потом с Don Mills/Finch, сейчас с Eglinton West к доктору Еленбауген. За это время мама моя в безремонтной квартире, споткнувшись, переломала себе плечо, бедро, позвоночник и совсем обездвиженная попала в Nursing Home без врача, но хорошо, что хоть с нянечками.

Четыре года я ежедневно ездила к ней - помогала нянечкам мыть и кормить ее. Госпитали и, конечно, Ирина, выписывая ей правильные лекарства, бесконечные справки в иммиграционные офисы и ODSP, помогли моей маме столько лет продержаться.

...Мы остались в Канаде. Полгода как мамы моей уже нет, дочери 20 лет, я вышла замуж и мужа уговорила перейти к нашему доктору. Мы все безмерно ее уважаем и ценим. В знак признательности мне хотелось бы публично признаться Ирине Еленбауген в любви и немного рассказать о ней, как о человеке мужественном, сильном, целеустремленном, тоже пережившей немало трудностей иммиграции, но не сдавшейся, не сломавшейся. Она стала примером для меня, и я благодарна судьбе за встречу с такой неординарной, яркой личностью.

...Родилась Ирина в городе на Неве, тогда еще Ленинграде, в семье юристов - и мама и папа. Но с детства стала мечтать о профессии врача, потому что бабушка была дантистом и, часто бывая у нее в гостях, играя с ее медицинскими инструментами, представляла себе, как она лечит и помогает людям избавиться от боли и болезней. Это было куда понятнее, чем то, чем занимались ее родители.

Детская мечта осуществилась - Ира окончила с отличием медицинский институт, успев выйти замуж и даже родить дочь. Сразу после окончания вуза молодая семья в 1980 году иммигрировала в Канаду. Год ушел на изучение языка и подготовку к двум экзаменам для подтверждения советского диплома. Затем еще четыре года заняли обучение и работа по канадской специализации в Woman College Hospital.

И только в 1986 году началась самостоятельная практика семейного врача. 10 лет работы в Скарборо, потом - Норс Йорк. За это время произошло все, что часто происходит в наших иммигрантских семьях, - развод, самостоятельное воспитание дочери, ее обучение и ее отъезд в США на престижную работу. Стрессы и такая жесткая нагрузка дали о себе знать - тяжелая болезнь и операция на сердце в 2004 году.

За год реабилитации Ирина серьезно задумалась о проблемах старения организма, прочитала огромное количество литературы и наткнулась на последние разработки американских ученых в области омоложения лазерной терапией. Ее это очень заинтересовало, и в 2010 г. она поехала в Бостонский университет - Harvard Medical School - на курсы Laser and Aesthetic Skin Therapy.

В 2011 г. она в Бостоне получает звание The Certified Aesthetic Consultant (Certificate of Completion). С этого же года Ирина открывает параллельно с основной работой клинику медицинской эстетики Skin Boutique по адресу 1120 Finch Ave.

Но своих основных пациентов Ирина тоже оставить не может, их у нее около 5000, и всем нужна ее помощь, ее профессиональная компетенция и участие. Доверие к доктору безусловное, поэтому и на новом поприще, как к консультанту по эстетической терапии по кожным проблемам, к ней уже обратилось более 200 человек.

Ну как не восхищаться этой женщиной? После такой сложнейшей операции на сердце она не побоялась взвалить на себя новые нагрузки и волнения, даже больше - открыть для себя новые возможности помогать людям. Умная, увлеченная, успешная, сильная, но при этом - изящная, хрупкая, женственная, всегда элегантная, красивая - и это мой доктор!

Ирина Еленбауген, я восхищаюсь вами! Вы дважды моя соотечественница, такие, как вы, - гордость нашей иммиграции...

Оригинал публикации: Русский экспресс
 
 
Подписаться на комментарии Комментарии 0
 
 

Новости партнеров

MarketGidNews
JHF.ru
Redtram
Loading...

Новости партнеров


 
Зарегистрироваться
Вход
Через социальные сети
Почта
Забыли пароль?
Пароль
Войти
Регистрация
Все поля обязательны к заполнению
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Имя
(ваша подпись видна другим пользователям)
Пароль
Напомнить пароль
Адрес электронной почты
Удалить
Отмена
map
Настройки профиля
Выбрать файл
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Ник
(ваша подпись видна другим пользователям)
ФИО
Дата рождения
Новый пароль
Повтор пароля
Отмена
Дата публикации
c
по
Отмена