Сайт о соотечественниках и для соотечественников

"Делая это в Нью-Йорке" или Третье измерение Америки

"Если ты сделал это в Нью-Йорке, ты это можешь сделать везде!" И я думаю, что это формула моей жизни"

Легко ли быть в эмиграции творцом, что общего у американцев и русских в творческом плане и как правильно покорить Америку?

Profile: Рустем Галич, актёр, режиссёр, художественный руководитель театра поэзии и музыки в Нью-Йорке, в США с 2000 г.

- Рустем, вот уже 12 лет Вы живёте в США. А что было до этого?

- До этого была целая творческая жизнь! Я родился в Казани, в Москве закончил театральное училище имени Щепкина. Учился там на уникальном отделении, которого, к сожалению, сейчас не существует: по специальности я актер художественного слова. Потом я поступил на кафедру сценической речи, работал педагогом. Поэтому я своим творчеством несу традиции звучащего слова, которые берут свои истоки от великих мастеров. И, конечно, я прикипел душой к этой профессии. В 2000-м году, когда я понял, что на тот момент стихами в России себя прокормить невозможно, я уехал в Америку. К своему удивлению, здесь я нашел колоссальное количество людей, воспитанных на культуре звучащего слова, любящих русское художественное слово. В общем, я нашел в Штатах свою аудиторию. Как ни странно, я могу сказать, что именно как актер, как чтец я состоялся именно в Америке. За эти годы у меня было безумное количество концертов, спектаклей - поэтических и литературно-музыкальных. А потом сложилась такая ситуация, что я смог организовать коллектив людей, так родился Театр поэзии и музыки. Мы с большим удовольствием создаём музыкально-поэтические спектакли и программы.

- Многие Ваши коллеги уезжают в другие страны, не найдя своей творческой ниши на Родине. Однако у Вас была другая ситуация – Вы много чего успели достичь в России.

- Действительно, до отъезда моя карьера складывалась вполне успешно. В Москве я работал и на радио, и на телевидении, был ведущим на ТВЦ, работал на «Маяке», на радиостанции "Надежда", причём и в качестве ведущего, и в качестве продюсера, и в качестве режиссера. В общем, богатая биография.

- В самом деле, Ваша карьера складывалась достаточно успешно. И, тем не менее, Вы всё равно сделали этот выбор – перебрались в другую страну, и там тоже состоялись как профессионал. А не было страшно делать этот шаг? Ведь не было никакой гарантии, что все будет хорошо.

- Да, безусловно, гарантии не было, но и страха тоже не было. Вообще, в моей натуре есть нотка авантюризма. И каждый новый виток собственной биографии вызывает адреналин в крови. Поэтому мне было интересно: возьму я Нью-Йорк или нет. И я относился к этой ситуации, можно сказать, играючи, потому что я ниоткуда не убегал, ведь у меня все достаточно успешно складывалось в Москве. Но так получилось, что жизнь просто закрутила. Всё развивалось довольно стремительно. В Нью-Йорке мне предложили работу на радио и на телевидении, через какое-то время начались концерты.

- Каким было Ваше первое впечатление от Нью-Йорка?

- Этот город очень напоминает Москву по своему масштабу, по ритму жизни. Поэтому, как ни странно, для меня кардинально, в общем-то, ничего не изменилось, хотя, конечно, изменились декорации города. А по сути, я продолжил заниматься всем тем же, чем и занимался в Москве. Но, надо сказать, что мой случай – не типический. Знаете, в Нью-Йорке у меня есть духовная мама - легенда русского театра, режиссёр и педагог Алла Григорьевна Кигель. Она перебралась в Америку раньше меня, и вот Алла Григорьевна часто говорит мне: "Миленький, твой случай не просто не типический, он экстраординарный! Такого не бывает". Да, действительно, я приехал в Нью-Йорк, а через неделю уже сидел за микрофоном одной из крупнейших русскоязычных радиостанций. За это время многое изменилось. И я очень рад, что, моя журналистская деятельность отошла на второй план в моей карьере, потому что я без многих вещей, в принципе, могу обойтись. Но без исполнительского искусства я существовать не могу, я начинаю просто заболевать, если долго не выхожу на сцену. Поэтому я очень рад, что получается заниматься театром поэзии в США и за их пределами.

- Расскажите, пожалуйста, о Вашем театре.

- Прежде всего, хочу внести уточнение. Когда мы говорим "Театр поэзии и музыки", многие полагают, что у нас есть какое-то здание, куда приходит публика. На самом деле, как такового здания у нас нет, для постановок мы обычно снимаем разные площадки. Для меня театр - это, прежде всего, люди. И мне удалось объединить людей, которые, безусловно, профессионалы и очень хороши в своих человеческих проявлениях. Я хочу назвать их. Это Сергей Побединский - король русского и цыганского романса, в Нью-Йорке все знают этого человека. Людмила Фесенко, она когда-то была солисткой Киевского театра оперетты. Тамрико Давиташвили - заслуженная артистка Грузии и великолепная исполнительница грузинских песен. Также звезда молдавской эстрады Виктор Кочиеру. Инна Есилевская - прекрасная актриса саратовского театра. Дороти Эммерсон - бродвейская актриса, которая много лет провела в России, она очень любит русскую культуру и поет русские романсы. Есть ещё несколько замечательных людей. Мы периодически делаем разные программы и собираем достаточно много народу.

- Что числится в Вашем репертуаре?

- У нас были программы по Пастернаку, по Бунину, по творчеству поэтов Серебряного века, а также множество выступлений, в которых звучали романсы, арии из опер, фрагменты из оперетт.

- Кто Ваша аудитория?

- В основном мы ориентируемся на русскоязычных бабушек и дедушек, они чаще всех приходят на наши концерты. Иногда наши выступления бывают очень масштабными – приходилось даже снимать помещение театра "Миллениум", это один из самых крупных центров русской культуры в Америке. А однажды у нас был совершенно замечательный опыт, когда мы сняли театр на Бродвее и показали там постановку лермонтовского "Демона". В общем, наше творчество - это очень живой процесс.

- Мне приходилось слышать от наших соотечественников, живущих и в странах Балтии, и в Италии, восхищенные отзывы о Вашей деятельности. Они рассказывали, что Вы создаете уникальные спектакли, приезжая в то или иное место, где есть люди, говорящие по-русски. И один и тот же проект в каждом городе выглядит иначе, ведь в него вливаются новые участники – местные актёры. Так было и со спектаклем «Демон». Как Вам удается это осуществлять?

- Знаете, в одной популярной песне есть такие слова: «Если ты сделал это в Нью-Йорке, ты это можешь сделать везде!» И я думаю, что это формула моей жизни. Потому что когда ты понимаешь, как это функционирует в среде, которая имеет большую степень сопротивления, ведь англоязычная среда - это ведь не наша родная среда, то, когда ты приезжаешь туда, где говорят по-русски, это сделать гораздо проще. И эта формула срабатывает. Тем более, что сейчас наш «Демон», набрал силу. Думаю, он станет ярким событием в программе празднования 200-летия Михаила Юрьевича Лермонтова, которое будет в 2014 году.

- То есть, творчество Лермонтова способно объединить наших людей, живущих в разных странах?

- Конечно, я убеждаюсь в этом, когда приезжаю в новое место, рассказываю о спектакле и все, для кого русская культура, русская духовность и имя Лермонтова не пустой звук, раскрывают свои сердца. Вдруг начинают включаться какие-то механизмы, которые даже трудно проанализировать. И вот таким образом сделано уже 25 спектаклей с разными коллективами. Недавно я вернулся из Уфы, где к нашему творчеству подключается министерство культуры, нам предоставляют роскошные условия, к нам присоединяются яркие коллективы, ансамбли, исполнители. Я думаю, что к юбилею Лермонтова мы проведем какой-нибудь грандиозный фестиваль, организуем тур в наиболее интересных городах, где у нас есть единомышленники. Кстати, мы активно гастролируем в Эстонии, в Латвии, сотрудничаем с Калужской филармонией – там творческие люди активно включаются в наши проекты.

- Получается, что Ваш отъезд в Нью-Йорк - это не замкнутый отъезд? Ведь, судя по тому, что мы сейчас узнали, Вы продолжаете сотрудничать с творческими людьми как на постсоветском пространстве, так и в России. То есть, Вы не ограничены своим проживанием в Нью-Йорке?

- Нет, абсолютно. В этом смысле я очень благодарен Америке за то, что она стала для меня стартовой площадкой и расширила для меня степень свободы, ведь любая моя идея, творческая прихоть, реализуется моментально. Когда я узнаю, что где-то есть люди, которые хотят что-то создать вместе со мной, то я беру билет и еду туда, чтобы вместе с ними делать новый проект.

- Подобная свобода передвижения подчас связана со знанием языка. А вот когда Вы только приехали в США, как у Вас обстояли дела с английским?

- Вы знаете, когда я приехал, с английским языком дела были плохи: я практически не говорил по-английски. А парадокс заключается в том, что в Америке русскоязычному человеку выучить английский язык не всегда просто. Дело в том, что многие начинают работать в русскоязычной среде, и эта среда их засасывает, они не могут из неё никуда вырваться и потратить время и деньги на изучение английского. Поэтому тем, кто хочет сюда приехать, я рекомендую к этому подготовиться заранее. Лично у меня всё сложилось достаточно счастливо в этом смысле - я живу на Манхэттене, и у меня очень много англоязычных друзей, поэтому я начал говорить по-английски, во всяком случае, на бытовом уровне. Что касается театра, то на английском языке я постановок не делаю. Наши выступления на Бродвее сопровождаются субтитрами, которые идут на экране.

- Какие ещё наблюдения за годы жизни в США Вам кажутся наиболее любопытными?

- Вообще, должен сказать, что жизнь в Нью-Йорке делится на две практически не пересекающиеся области. Это русский маркет и американский маркет. Из моего очень положительного опыта работы на американском рынке, если можно так выразиться, я бы выделил работу в Metropolitan Opera, где мне посчастливилось проработать два сезона. Это потрясающий театр! Лучшего театра в мире я не знаю, хотя я имею представление далеко не о всех театрах, но тем не менее. Там отлично функционирует сама система, приводит в восторг то, как они относятся к людям. И, конечно, священный трепет охватывает, когда ты, например, находясь буфете, слышишь, как за стенкой распевается Пласидо Доминго. Да, такие вот великие люди ходят по тем же полам, что и ты. В этом театре я принимал участие в двух операх: "Нос" и "Борис Годунов". Что интересно: в операх, которые там ставятся, очень сильный драматический элемент.

- Можно ли утверждать, что у русского режиссёра и у американского режиссёра разная ментальность?

- Это, как говорят в Одессе, две большие разницы! Когда я только приехал в Америку, мне казалось, что американцы очень похожи на нас, как это здорово! Но когда ты начинаешь жить здесь, то замечаешь уже не моменты сходства, а только моменты различия. И понимаешь, что практически ничего общего нет. Поэтому, когда попадаешь в Америку, то становится очевидно, что это совершенно другая планета, это третье измерение какое-то. И немногие ее выдерживают и принимают. Но те, кто принимает Америку, те чувствуют себя здесь достаточно комфортно.

Система же американского театра совершенно другая, она очень отличается от русской системы. В свое время я вместе с газетой "Театральное дело" проводил для режиссеров русских провинциальных театров семинар, посвященный бродвейскому театру. Тогда мы много общались с бродвейскими продюсерами, режиссерами, композиторами, можно сказать, я увидел этот мир изнутри и лишний раз убедился, что это совершенно другая система.

Но интерес к русским, безусловно, есть. Периодически в американских театрах появляются русские имена. А вообще, американский театр живет, как мне кажется, совершенно независимой жизнью, очень интересной и интенсивной. Ходить на американские постановки я очень люблю, мне нравится бродвейский театр, хотя не все его воспринимают. Но я преклоняюсь перед Бродвеем, потому что степень мастерства во всех сферах: в драматургии, режиссуре, исполнении, свете, звуке - приводит в невероятный восторг, от которого зашкаливают эмоции. Редко встречаются постановки, которые могут оставить равнодушным.


В рамках проекта "Окно в Россию" на сайте "Голоса России" публикуются истории из жизни за пределами Родины бывших и нынешних граждан СССР и РФ, а также иностранцев, проживавших в России и изучающих русский язык.

Уехавшие за рубеж россияне часто подробно описывают свои будни в блогах и на страничках соцсетей. Здесь можно узнать то, что не прочтешь ни в каких официальных СМИ, ведь то, что очевидно, что называется из окна, с места событий, редко совпадает с картинкой, представленной в больших масс-медиа.

"Голос России" решил узнать у своих многочисленных "френдов" в соцсетях, живущих в самых разных уголках мира, об отношении к русскоязычной диаспоре, феномене русских за границей, о "русской ностальгии" и о многом-многом другом.

Если вам тоже есть чем поделиться с нами, рассказать, каково это – быть "нашим человеком" за рубежом, пишите нам по адресу home@ruvr.ru или на наш аккаунт в Facebook.

Беседовала Елена Карпова

Оригинал публикации: Окно в Россию
 
 
Подписаться на комментарии Комментарии 0
 
 

Новости партнеров

MarketGidNews
JHF.ru
Redtram
Loading...

Новости партнеров


 
Зарегистрироваться
Вход
Через социальные сети
Почта
Забыли пароль?
Пароль
Войти
Регистрация
Все поля обязательны к заполнению
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Имя
(ваша подпись видна другим пользователям)
Пароль
Напомнить пароль
Адрес электронной почты
Удалить
Отмена
map
Настройки профиля
Выбрать файл
Адрес электронной почты
(используется для входа на сайт)
Ник
(ваша подпись видна другим пользователям)
ФИО
Дата рождения
Новый пароль
Повтор пароля
Отмена
Дата публикации
c
по
Отмена